Воскресенье, 25.02.2018, 20:55Приветствую Вас Гость | RSS
 Пока народ безграмотен,
важнейшим ресурсом
для нас является
  Антикомпрадор.ру /как бы В.И.Ленин/  
» Меню сайта

» Обратите внимание!

Дело ИГПР "ЗОВ"


Политическая экономия
Учебник. 1954 г.


Необходимо знать:

Гибель Джонстауна - преступление ЦРУ (1978 год)


» Неслучайные факты
Андрей Фурсов:
В 88-89 годах в Советском Союзе работала группа американских экономистов во главе с нобелевским лауреатом Василием Леонтьевым. Они сказали: у Советского Союза в экономике есть проблемы, но у кого их нет?.. Еще более тяжелые проблемы были у Соединенных Штатов. В Соединенных Штатах в октябре 1987 года рухнул фондовый рынок, и индекс Доу-Джонса в один день упал на 508 пунктов, на 23 процента — это абсолютный рекорд. То есть проблемы были у всех. Но, сказал Василий Леонтьев, в экономике Советского Союза нет таких проблем, которые требуют серьезных системных изменений. Ему сказали «спасибо», с почетом проводили, а вот Василию Селюнину, который осмелился это повторить, пришлось хуже: у него, насколько я помню, отобрали газету, и заставили замолчать.

» Ссылки

» Статистика
Яндекс цитирования Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

Главная » Статьи » Статьи из Интернета » СССР, история, анализ

Сталинская экономика: 1. Рынок и план

Н.Поляков, добавление из 2011 года:
Данная статья была первой статьей в серии тематических статей, приуроченных в 2009 году к 130-летию И.Сталина и посвященных большей части экономике сталинской эпохи, эпохи большого советского экономического чуда:
1. Сталинская экономика: Рынок и план - данная статья /см. ниже/, спасибо за нее автору сайта под ником Карл.
2. Сталинская экономика: Себестоимость и прибыль - продолжение первой части.
3. Сталинская экономика: Послевоенное чудо - некоторые факты экономического роста того времени.
4. Как была устроена сталинская экономика - фактически изначальная, вводная статья, поднимающая тему, которая ставит вопрос - почему вообще нужно и важно изучать экономику того времени.
5. Несколько слов в защиту товарища Сталина – коммуниста и интернационалиста - просто штрих к портрету И.Сталина, не имеет отношения к экономике.
6. Футболки со Сталиным: Что же вы наделали, сволочи - это моя собственная самореклама, уж коли я продаю футболки со Сталиным, то грех было не порекламировать себя в этой теме.


Итак, статья №1:
Сталинская экономика: 1. Рынок и план

 

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

В экономических работах И.В.Сталина часто упоминается закон стоимости. Большая Советская Энциклопедия определяет этот закон так: «объективный экономический закон товарного производства, регулирующий обмен товаров в соответствии с количеством затраченного на их производство общественно необходимого труда, т. е. по их общественной стоимости. В условиях товарного производства,основанного на частной собственности на средства производства, когда в обществе господствует анархия и конкуренция, закон стоимости выступает как стихийный регулятор всего общественного производства. Регулирующий механизм закона стоимости заключается в колебании цен, в их отклонении от общественной стоимости в результате конкурентной борьбы, под влиянием спроса и предложения. Превышение рыночной цены над стоимостью стимулирует рост предложения, а следовательно, — увеличение производства товаров. Отклонение рыночной цены ниже стоимости вызывает сокращение производства товаров. ... Когда уменьшается рабочее время, затрачиваемое на производство товара, цены падают, когда оно увеличивается — повышаются при прочих равных условиях и цены. ... Те товаропроизводители, индивидуальные затраты которых оказываются выше общественно необходимых, разоряются, те, у кого ниже, — обогащаются. ... В условиях стихийного товарного хозяйства закон стоимости играет большую роль в росте и совершенствовании производства, повышении производительности труда, в снижении стоимости товаров, ибо его действие побуждает товаропроизводителей к снижению индивидуальных затрат труда по сравнению с общественно необходимыми.» (БСЭ, 3 изд., статья Стоимости закон)

ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ

ВОПРОС. В «Экономических проблемах социализма в СССР» Сталин говорит, что законы экономики, в том числе закон стоимости, объективны, что их нельзя уничтожить или даже изменить («преобразовать»). Разве это не доказывает, что Сталин признал необходимость рынка и силу его законов?

ОТВЕТ. Сталин еще говорит о том, что объективные законы можно познать и использовать сознательно, не «преобразовав» их, но ограничив сферу действия.

ВОПРОС. Что значит «использовать» объективный, то есть не зависящий от нашей воли закон? Разве это не значит дать ему свободу и пожинать плоды?

ОТВЕТ. Законы человеческого общества реализуются через действия людей, стихийные или сознательные. Например, закон стоимости, по существу, говорит, что товары в процессе обмена оцениваются по воплощенному в них человеческому труду. При капитализме производители разобщены, взаимодействуют через конкуренцию на рынке, поэтому закон стоимости реализуется стихийно, в результате колебаний предложения, спроса, цен. А люди «пожинают плоды». При социализме сфера рынка ограничена (например, средства производства вообще не продаются, а распределяются), и закон стоимости реализуется сознательно в научном по существу и директивном по форме ценообразовании. Сталин приводит такой пример:

«Некоторое время тому назад было решено упорядочить в интересах хлопководства соотношение цен на хлопок и на зерно, уточнить цены на зерно, продаваемое хлопкоробам, и поднять цены на хлопок, сдаваемый государству. В связи с этим наши хозяйственники и плановики внесли предложение, которое не могло не изумить членов ЦК, так как по этому предложению цена на тонну зерна предлагалось почти такая же, как цена на тонну хлопка, при этом цена на тонну зерна была приравнена к цене на тонну печеного хлеба. На замечания членов ЦК о том, что цена на тонну печеного хлеба должна быть выше цены на тонну зерна ввиду добавочных расходов на помол и выпечку, что хлопок вообще стоит намного дороже, чем зерно, о чем свидетельствуют также мировые цены на хлопок и на зерно, авторы предложения не могли сказать ничего вразумительного. Ввиду этого ЦК пришлось взять в свои руки, снизить цены на зерно и поднять цены на хлопок. Что было бы, если бы предложение этих товарищей получило законную силу? Мы разорили бы хлопкоробов и остались бы без хлопка.»

ВОПРОС. Что значит «ограничить» объективный, то есть не зависящий от нашей воли закон? Чем «ограничение» отличается от «преобразования»?

ОТВЕТ. В беседе 15 февраля 1952 года Сталин говорил так:

«Закон показывает соотношение между причинами и результатом. Если даны такое-то соотношение сил, такие-то условия, то неизбежно следуют определенные результаты. Это объективные условия, с которыми нельзя не считаться. Если некоторые условия отсутствуют, то и соответствующие результаты изменяются.»

От людей может зависеть насколько широка или ограничена сфера существования условий, в которых закон проявляется. Например, закон стоимости есть закон товарного обмена. Действие закона стоимости при социализме ограничено, так как сфера товарного обмена ограничена.

Кроме того, создаваемые людьми условия влияют на характер действия законов. Например, в разных условиях закон стоимости может быть или не быть регулятором производства.

ВОПРОС. А какова сфера товарного производства при социализме? Во второй главе «Экономических проблем социализма в СССР» Сталин называет колхозное производство товарным. Он что, не знал, что колхозы производят продукцию по плану и «продают» ее государству по фиксированным ценам? Или Сталин обманывал читателей?

ОТВЕТ. И Сталин знал и вся страна знала, поэтому ни о каком обмане не могло быть и речи. А товарным колхозное производство было.

Во-первых, помимо обязательных поставок колхозы продавали свою продукцию государству и кооперации по закупочным ценам, значительно превышавшим заготовительные, а также населению на колхозном рынке по ценам, складывающимся под влиянием спроса и предложения. И значение этой сверхплановой продукции («излишков», как тогда говорили) не было пренебрежимо малым: когда колхозы не снабжали рынок достаточным количеством «излишков», приходилось вмешиваться государству. В беседе 29 января 1941 года Сталин приводит такой пример:

«Не исчезли у нас и такие категории, как цена, себестоимость. Мы, например, еще далеко не командуем ценами. Чтобы диктовать цены на рынке, нужны огромные резервы. Это нам не всегда удается. Например, в Литве стали быстро возрастать цены на хлеб. Мы дали туда 200 тысяч пудов хлеба, и цены резко пали. Вот что значит диктовать государству цены на рынке, но это отдельные явления, в целом по народному хозяйству мы не располагаем еще такими резервами.»

Но главное – не в наличии или величине «излишков» колхозного производства, а в том, что и в рамках обязательных поставок продукция колхозов государству продавалась, хоть и по твердым ценам. Конечно, это не был «свободный» рынок, но это, все же, был рынок - колхозы получали в обмен на свою продукцию деньги и промышленные товары:

«... колхозы не хотят отчуждать своих продуктов иначе как в виде товаров, в обмен на которые они хотят получить нужные им товары. Других экономических связей с городом, кроме товарных, кроме обмена через куплю-продажу, в настоящее время колхозы не приемлют. Поэтому товарное производство и товарооборот являются у нас в настоящее время ... необходимостью ...»

Сталин считал, что в СССР только начинали созревать условия для перехода от рыночных отношений между городом и деревней к продуктообмену (именно продуктообмену, а не прямому распределению, как в случае продукции тяжелой промышленности):

«У нас нет еще развитой системы продуктообмена, но есть зачатки продуктообмена в виде "отоваривания" сельскохозяйственных продуктов. Как известно, продукция хлопководческих, льноводческих, свекловичных и других колхозов уже давно "отоваривается", правда, "отоваривается" не полностью, частично, но все же "отоваривается". Заметим мимоходом, что слово "отоваривание" неудачное слово, его следовало бы заменить продуктообменом. Задача состоит в том, чтобы эти зачатки продуктообмена организовать во всех отраслях сельского хозяйства и развить их в широкую систему продуктообмена с тем, чтобы колхозы получали за свою продукцию не только деньги, а главным образом необходимые изделия. Такая система потребует громадного увеличения продукции, отпускаемой городом деревне, поэтому ее придется вводить без особой торопливости, по мере накопления городских изделий. Но вводить ее нужно неуклонно, без колебаний, шаг за шагом сокращая сферу действия товарного обращения и расширяя сферу действия продуктообмена.

Такая система, сокращая сферу действия товарного обращения, облегчит переход от социализма к коммунизму. Кроме того, она даст возможность включить основную собственность колхозов, продукцию колхозного производства в общую систему общенародного планирования.
...
Выгодна ли такая система для колхозного крестьянства? Безусловно выгодна. Выгодна, так как колхозное крестьянство будет получать от государства гораздо больше продукции и по более дешевым ценам, чем при товарном обращении. Всем известно, что колхозы, имеющие с правительством договора о продуктообмене ("отоваривания"), получают несравненно больше выгод, чем колхозы, не имеющие таких договоров. Если систему продуктообмена распространить на все колхозы в стране, то эти выгоды станут достоянием всего нашего колхозного крестьянства.»

 

ВОПРОС. Во второй главе «Экономических проблем социализма в СССР» Сталин однозначно связывает товарное производство с колхозами и колхозной собственностью. А в третьей главе вдруг оказывается, что «сфера действия закона стоимости распространяется у нас прежде всего на товарное обращение, на обмен товаров через куплю-продажу, на обмен главным образом товаров личного потребления», а ведь товары личного потребления производятся не только колхозами. Так какова же сфера товарного производства?

ОТВЕТ. Все-таки, в третьей главе Сталин не включает производство предметов потребления в сферу товарного производства, а говорит о сфере действия закона стоимости. И дело здесь не в терминологических тонкостях, а в существенно различных связях с рынком колхозов и государственных предприятий, что обусловлено разными формами собственности.

Колхозное производство есть производство товарное:

«В настоящее время у нас существуют две основные формы социалистического производства: государственная - общенародная, и колхозная, которую нельзя назвать общенародной. В государственных предприятиях средства производства и продукция производства составляют всенародную собственность. В колхозных же предприятиях, хотя средства производства (земля, машины) и принадлежат государству, однако продукция производства составляет собственность отдельных колхозов, так как труд в колхозах, как и семена, - свой собственный, а землей, которая передана колхозам в вечное пользование, колхозы распоряжаются фактически как своей собственностью, несмотря на то, что они не могут ее продать, купить, сдать в аренду или заложить.

Это обстоятельство ведет к тому, что государство может распоряжаться лишь продукцией государственных предприятий, тогда как колхозной продукцией, как своей собственностью, распоряжаются лишь колхозы. Но колхозы не хотят отчуждать своих продуктов иначе как в виде товаров, в обмен на которые они хотят получить нужные им товары. Других экономических связей с городом, кроме товарных, кроме обмена через куплю-продажу, в настоящее время колхозы не приемлют.»

 

Целью колхозного производства служит стремление продать свои товары, будь то государству по твердым ценам, или на колхозном рынке по свободным. А государственные производители предметов потребления движимы не стремлением продать или обменять свои товары, а плановыми заданиями, преимущественно в натуральном выражении. Предметы потребления продаются населению как товары, поэтому Сталин говорит об их товарном обращении. Но государственные предприятия-производители не выступают на этом рынке как продавцы. Поэтому закон стоимости не регулирует производство товаров личного потребления государственными предприятиями.

ВОПРОС. И как раз это означает, что действие закона стоимости в сталинской экономике ограничено?

ОТВЕТ. Да. Но хотя закон стоимости не является регулятором производства основанного на общенародной (в отличие от колхозной) собственности, он все же остается регулятором обращения («в известных пределах», говорит Сталин) и даже влияет на производство предметов потребления - через механизм сознательного планового (а не стихийного как при капитализме) ценообразования:

«Сфера действия закона стоимости распространяется у нас прежде всего на товарное обращение, на обмен товаров через куплю-продажу, на обмен главным образом товаров личного потребления. Здесь, в этой области, закон стоимости сохранят за собой, конечно, в известных пределах роль регулятора.

Но действия закона стоимости не ограничиваются сферой товарного обращения. Они распространяются также на производство. Правда, закон стоимости не имеет регулирующего значения в нашем социалистическом производстве, но он все же воздействует на производство, и этого нельзя не учитывать при руководстве производством. Дело в том, что потребительские продукты, необходимые для покрытия затрат рабочей силы в процессе производства, производятся у нас и реализуются как товары, подлежащие действию закона стоимости. Здесь именно и открывается воздействие закона стоимости на производство.»

 

Вслед за этими словами Сталин приводит тот пример с ценами на хлопок и на зерно, который мы уже рассмотрели. Этот пример показывает, что сознательно устанавливаемые цены должны отражать закон стоимости, то есть исходить из общественно необходимого времени на производство продукта.

ВОПРОС. А не играет ли здесь Сталин со словами? Не является ли это воздействие закона стоимости регулирующим, пусть и путем сознательного ценообразования?

ОТВЕТ. Именно так ставил вопрос экономист А.И.Ноткин. И вот что ответил ему Сталин:

«Является ли воздействие закона стоимости на цену сырья, производимого в сельском хозяйстве, регулирующим воздействием, как это утверждаете Вы, товарищ Ноткин? Оно было бы регулирующим, если бы у нас существовала "свободная" игра цен на сельскохозяйственное сырье, если бы у нас действовал закон конкуренции и анархии производства, если бы у нас не было планового хозяйства, если бы производство сырья не регулировалось планом. Но так как все эти "если" отсутствуют в системе нашего народного хозяйства, то воздействие закона стоимости на цену сельскохозяйственного сырья никак не может быть регулирующим. Во-первых, цены у нас на сельскохозяйственное сырье твердые, установленные планом, а не "свободные". Во-вторых, размеры производства сельскохозяйственного сырья определяются не стихией и не какими либо случайными элементами, а планом. В-третьих, орудия производств, необходимые для производства сельскохозяйственного сырья, сосредоточены не в руках отдельных лиц, или групп лиц, а в руках государства. Что же остается после этого от регулирующей роли закона стоимости? Выходит, что сам закон стоимости регулируется указанными выше фактами, свойственными социалистическому производству.

Следовательно, нельзя отрицать того, что закон стоимости воздействует на образование цен сельскохозяйственного сырья, что он является одним из факторов этого дела. Но тем более нельзя отрицать и того, что это воздействие не является и не может быть регулирующим.»

 

Очевидно, что в случае продукции государственных предприятий было еще меньше оснований говорить о регулирующем воздействии закона стоимости на цены, а значит, и на производство.

ВОПРОС. А какова была роль товарности и закона стоимости в сфере производства средств производства?

ОТВЕТ. В «Экономических проблемах социализма в СССР» Сталин ответил на этот вопрос так:

«Можно ли рассматривать средства производства при нашем социалистическом строе, как товар? По-моему, никак нельзя.

Товар есть такой продукт производства, который продается любому покупателю, причем при продаже товара товаровладелец теряет право собственности на него, а покупатель становится собственником товара, который может перепродать, заложить, сгноить его. Подходят ли средства производства под такое определение? Ясно, что не подходят. Во-первых, средства производства "продаются" не всякому покупателю, они не "продаются" даже колхозам, они только распределяются государством среди своих предприятий. Во-вторых, владелец средств производства - государство при передачи их тому или иному предприятию ни в какой мере не теряет права собственности на средства производства, а наоборот, полностью сохраняет его. В-третьих, директора предприятий, получившие от государства средства производства, не только не становятся их собственниками, а наоборот, утверждаются, как уполномоченные советского государства по использовании средств производства, согласно планов, преподанных государством.

Как видно, средства производства при нашем строе нельзя подвести под категорию товаров.

Почему же в таком случае говорят о стоимости средств производства, об их себестоимости, об их цене и т.п.?

По двум причинам.

Во-первых, это необходимо для калькуляции, для расчетов, для определения доходности и убыточности предприятий, для проверки и контроля предприятий. Но это всего лишь формальная сторона дела.

Во-вторых, это необходимо для того, чтобы в интересах внешней торговли осуществить дело продажи средств производства иностранным государствам. Здесь, в области внешней торговли, но только в этой области, наши средства производства действительно являются товарами и они действительно продаются (без кавычек).

Выходит таким образом, что в области внешнеторгового оборота средства производства, производимые нашими предприятиями, сохраняют свойства товаров как по существу, так и формально, тогда как в области экономического оборота внутри страны средства производства теряют свойства товаров, перестают быть товарами и выходят за пределы сферы действия закона стоимости, сохраняя лишь внешнюю оболочку товаров (калькуляция и пр.).»

 

Интересно, что несмотря на столь подробные разъяснения, экономисты вновь затронули эту тему во время обсуждения «Экономических проблем социализма в СССР» 15 февраля 1952 года. А именно, был задан вопрос: «Являются ли у нас средства производства товарами? Если нет, то как объяснить применение хозрасчета в отраслях, производящих средства производства?» Вот что ответил Сталин:

«Наши средства производства нельзя расценивать как товары по существу. Это – не предметы потребления, питания (как, например, хлеб, мясо и. т. д.), которые поступают на рынок, которые покупает, кто хочет. Средства производства мы собственно распределяем. Это не товар в общепринятом смысле, не тот товар, который существует в капиталистических условиях. Там средства производства являются товарами.

Наш хозрасчет не тот хозрасчет, который действует на капиталистических предприятиях. Хозрасчет при капитализме действует так, что нерентабельные предприятия закрываются. Наши предприятия могут быть очень рентабельными, могут быть и совсем нерентабельными. Но последние у нас не закрываются. Если предприятие не может оплатить приобретаемые средства производства, тогда оно их оплачивает за счет бюджета. Хозрасчет у нас для того, чтобы контролировать, для учета, для калькуляции, для баланса. Хозрасчет применяется для контроля хозяйственных руководителей. Средства производства у нас фигурируют как товар формально. К области товарооборота относятся у нас предметы потребления, а не средства производства.»

 

Но экономисты «не унялись» и поставили тот же вопрос несколько иначе: «Правильно ли называть средства производства «товарами особого рода»?» Ответ Сталина:

«Нет. Если товар, его надо покупать, продавать всем, его покупает, кто хочет. Выражение «товары особого рода» не годится. Закон стоимости здесь для расчета, для баланса, для калькуляции, для проверки целесообразности действий.»

ВОПРОС. При капитализме закон стоимости не только регулирует цены и объемы производства, но и направляет инвестиции в более выгодные отрасли производства, регулируя таким образом межотраслевые пропорции. Не играет ли закон стоимости при социализме похожей роли?

ОТВЕТ. На этот вопрос Сталин дал прямой ответ:

«Совершенно неправильно также утверждение, что при нашем нынешнем экономическом строе, на первой фазе развития коммунистического общества, закон стоимости регулирует будто бы "пропорции" распределения труда между различными отраслями производства.

Если бы это было верно, то непонятно, почему у нас не развивают во-всю легкую промышленность, как наиболее рентабельную, преимущественно перед тяжелой промышленностью, являющейся часто менее рентабельной, а иногда и вовсе нерентабельной?

Если бы это было верно, то непонятно, почему не закрывают у нас ряд пока еще нерентабельных предприятий тяжелой промышленности, где труд рабочих не дает "должного эффекта", и не открывают новых предприятий безусловно рентабельной легкой промышленности, где труд рабочих мог бы дать "больший эффект"?

Если бы это было верно, то непонятно, почему не перебрасывают у нас рабочих из малорентабельных предприятий, хотя и очень нужных для народного хозяйства, в предприятия более рентабельные, согласно закона стоимости, якобы регулирующего "пропорции" распределения труда между отраслями производства?
...
Короче: не может быть сомнения, что при наших нынешних социалистических условиях производства закон стоимости не может быть "регулятором пропорций" в деле распределения труда между различными отраслями производства.»

 

ВОПРОС. Итак, социалистическое производство регулируется планом. То есть командами из центра?

ОТВЕТ. Технически, да. Хотя закон стоимости и играет ограниченную роль, как мы выяснили.

ВОПРОС. Но это же волюнтаризм, даже если называть его «применением закона планомерного развития народного хозяйства».

ОТВЕТ. Вспомним, что по Сталину «закон показывает соотношение между причинами и результатом. Если даны такое-то соотношение сил, такие-то условия, то неизбежно следуют определенные результаты. ... Если некоторые условия отсутствуют, то и соответствующие результаты изменяются.». В условиях частной собственности на средства производства и рыночных отношений производство движется конкуренцией независимых, разобщенных производителей (так называемая «анархия производства»); это – закон конкуренции. А закон стоимости корректирует, направляет это движение. Эти два закона совместно регулируют капиталистическое производство. В условиях социалистической собственности на средства производства и ограниченной сферы товарных отношений стихийный двигатель конкуренции и стихийный регулятор закона стоимости отсутствуют; это создает , во-первых, возможность, а во-вторых, необходимость сознательного управления экономикой на основе планов. В этом и состоит закон планомерного развития народного хозяйства, являющийся регулятором социалистического производства. В «Экономических проблемах социализма в СССР» Сталин выразил эти соображения так:

«Закон планомерного развития народного хозяйства возник как противовес закону конкуренции и анархии производства при капитализме. Он возник на базе обобществления средств производства, после того, как закон конкуренции и анархии производства потерял силу. Он вступил в действие потому, что социалистическое народное хозяйство можно вести лишь на основе экономического закона планомерного развития народного хозяйства. Это значит, что закон планомерного развития народного хозяйства дает возможность нашим планирующим органам правильно планировать общественное производство. Но возможность нельзя смешивать с действительностью. Это - две разные вещи. Чтобы эту возможность превратить в действительность, нужно изучить этот экономический закон, нужно овладеть им, нужно научиться применять его с полным знанием дела, нужно составлять такие планы, которые полностью отражают требования этого закона. Нельзя сказать, что наши годовые и пятилетние планы полностью отражают требования этого экономического закона.»

А в беседе 15 февраля 1952 года пояснил содержание закона планомерного, пропорционального развития хозяйства и практики планирования на примере:

«Существует разница между законом планомерного развития народного хозяйства и планированием. Планы могут не учитывать того, что надо было учесть в соответствии с этим законом, с его требованиями. Если, например, планируется производство определенного количества автомобилей, но при этом не запланировано соответствующее количество тонкого листа, то в середине года окажется, что автомобильные заводы должны будут задержать выпуск продукции. Если планируется производство определенного количества автомашин, но не запланировано производство соответствующего количества бензина, то это будет также означать нарушение связей между данными отраслями. В этих случаях закон планомерного, пропорционального развития народного хозяйства серьезно дает себя знать. Когда его не нарушают, он сидит спокойно и адрес его неизвестен, он везде, и он нигде. Вообще все законы дают себя знать, когда их нарушают, и это не сходит безнаказанно. Закон планомерного развития народного хозяйства выявляет несоответствие между отраслями. Он требует, чтобы все элементы народного хозяйства находились во взаимном соответствии, развивались в соответствии друг с другом, пропорционально. И допущенные прорехи в планировании закон планомерного развития народного хозяйства поправляет.»

Едва ли такой подход можно назвать волюнтаристским. Напротив, Сталин подчеркивает необходимость научного планирования.

Продолжение

ПРИМЕЧАНИЯ

Все цитаты без указания источника взяты из работы И.В.Сталина
«Экономические проблемы социализма в СССР»
(Соч. т.16 с.154–223 http://grachev62.narod.ru/stalin/t16/t16_33.htm)

Использованы также записи двух бесед И.В.Сталина:

Беседа об учебнике "Политическая экономия” 29 января 1941 года
(Cоч. т.15 с.5–11 http://grachev62.narod.ru/stalin/t15/t15_01.htm)

Беседа по вопросам политической экономии 15 февраля 1952 года
(Cоч. т.18. с.566–574 http://grachev62.narod.ru/stalin/t18/t18_254.htm)

 

Категория: СССР, история, анализ | Добавил: Karl (08.11.2009) | Автор: Karl
Просмотров: 12445 | Комментарии: 69 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 691 2 3 »
1  
То есть, коренное отличие капитализма от социализма заключается в том, что при капитализме удовлетворение спроса (платежеспособного) осуществляется через получение прибыли, то есть равновесная цена на продукт складывающаяся на рынке в результате "игры" спроса и предложения отличается от стоимости (общественно необходимого времени) на этот продукт, через эту самую разницу именуемую "прибылью" (или "убытком") за которой и гонятся капиталисты осуществляется регулирование выпуска этого продукта т.е. регулирование производства, или оно сокращается (в случае убытка), или оно растет (в случае прибыли). При социализме же, удовлетворение спроса (также платежеспособного) осуществляется непосредственно, без участия в этом процессе "прибыли", то есть другими методами. Оплата же каждому работнику осуществляется в соответствии с общественно-необходимым временем отработанным работником на благо общества (за вычетом того времени что потрачено на общественные нужды), что и позволяет ограничивать спрос рамками возможностей общественного производства. Каким же другими методами осуществляется регулирование общественного производства? Вообще-то эти методы могут быть разными, главное чтобы они удовлетворяли требованию непосредственного регулирования производства спросом. Наиболее развитым методом является тот же "рынок". Но это совсем не тот капиталистический рынок, поскольку из него изъят саморегулирующийся механизм "прибыль". На "социалистическом рынке" продукты также имеют равновесную цену, которая соответствует балансу спроса и предложения, и в общем случае может отличаться от стоимости (общественно необходимого времени) продукта, но образующаяся от этой разницы "прибыль" или "убыток" полностью извлекается государством (в смысле его не получают производственные единицы, а потому им они без разницы, их задача выполнение плана) и служит лишь индикаторами для системы регулирования общественного производства, принимая во внимание сигналы которых это регулирование и осуществляется "вручную" (изменяются производственные планы).
Karl, я правильно по вашему представляю этот вопрос?

2  
Давно хотел высказаться о «проблемах социализма» попробуем здесь.
Так как Карл цитирует разумные мысли, то я могу только согласиться, но он делает очень странные выводы, и с ними я согласиться не могу.
Но прежде чем переходить к конкретике, «я хочу обратить внимание» на главную общую мысль.

!Разве вы не поняли тонкого английского юмора?!

Дискуссию по учебнику назвали «экономическими проблемами». Так в чём проблемы? В толкованиях Маркса! Да, между делом обсуждаются и действительные насущные вопросы, но на общих соображениях, но как будто это всё нельзя вывести без Маркса!
В чём же заключались конкретные проблемы, «я хочу ещё раз обратить внимание» ни «вопросы к учебнику», а аж «проблемы»? Есть марксисты, есть их мнения, которые можно свести просто к следующему: «что же вы наделали?». Обращаются они к Верховному Жрецу и подкрепляют своё мнение Священным Писанием. А Верховный не может канонизировать свои тексты при своей жизни (тем более поправки к общепризнанному канону), да и некогда ему. Отсюда и проблемы.
Но хоть что-то он сообщить пытается, и докопаться до истины работа достойная, но уж больно долгая.

Лично я помню своё разочарование «проблемами». Казалось бы, название предполагает повествовательный текст, раскрытие теоретических планов, возникшие конкретные проблемы в реальности, внесение изменений в теорию, констатация первых результатов, оценка всей работы в целом, перспективы. А что мы имеем? Схоластическую дискуссию. Апологию экономики, о том, что она не противоречит заветам пророков. Плюс небольшие вкрапления полезной информации.

Ну ладно, давайте работать с тем, что у нас есть.
Мне вспоминается одна дискуссия в интернете по «проблемам» же. Там шла попытка обвинить исключительно колхозы в развале СССР. Что сказать? Да из текста это можно вывести – дальше как говорится: без комментариев. Это к слову.

Теперь конкретный текст:
«ВЫВОД: Механизм ценообразования не является регулятором производства гос предприятий»
Лёгкий недочёт. Негосударственный сектор тоже был, а поначалу - очень большой. Сталин с манией Хрущева с ним не боролся. Это о чём-то должно говорить?

«Поэтому нет оснований считать «двухмасштабную систему ЦЕН» сутью сталинской экономики»
За всю суть не возьмусь, но есть очевидная опасность свободного перетекания средств производства в, скажем, металлолом. 80 и 90-е годы вспоминаются. Можно ли создать экономику с единым контуром? Может и можно. Но градиент, удерживающий средства производства нужно ставить и не только экономический.
Ещё раз повторю: вот предприятие сдало продукцию, в ответ оно должно получить «талоны» на зарплату, «талоны» на амортизацию, «талоны» на оборудование, «талоны» на сырьё. А где это будет формироваться: на рынке, в кабинете директора, в Кремле. Сталин ли будет подписывать зарплатную ведомость всему Союзу и чек передавать министру промышленности – абсолютно не важно.

«Сталинская экономика не есть РЫНОК СО СПЕЦИФИЧЕСКОЙ СИСТЕМОЙ ЦЕНООБРАЗОВАНИЯ»
Смотря, что считать рынком, обмен – был и будет.
Ещё раз повторим: дело не в том, что дураки не могли получить одну цену, дело в том, чтобы создать два контура (средств производства и барахла) и перетекание между ними контролировать.
Попутно решается мелкая проблема товарности производства, точнее она просто не возникает. Грубо говоря, имея мощности 80-х можно было бы отпустить цены в свободный полёт (в «проблемах» на это намёк есть) при этом контролируя ситуацию и управляя эффективней.


3  
"Смотря, что считать рынком, обмен – был и будет"

Существует несколько форм обмена:
- продуктообмен
- товарообмен
- прямое распределение
Вторая из этих форм известна в просторечьи как РЫНОК.


5  
Это наиболее незначительная фраза, как на счёт всего остального?
НО и тут не всё так просто: даже для прямого распределения - где-то сойдутся все цифры, а коэффициенты какие будем расставлять? Кто и как это будет делать? Вот уже и бунт намечается.

4  
Вы сами назвали основную проблему недомолвок в "проблемах": верховный жрец не стал или не успел поправить священные каноны, а его последователи тем более этим заниматься не стали, а быстренько вернулись к ветхому оригиналу.
А проблема экономики кроется не сколько в экономических категориях - сколько в нравственных. Постройте сталинскую экономику сейчас и подумайте будет она работать или нет. Есть на одном форуме хороший коммент на эту тему: http://malchish.org/phpBB2/viewtopic.php?t=812&p=10941

6  
Верховный жрец по определению не может не соглашаться с каноном, т. е. НЕ МОГ.

Нравственная категория? Согласен. Но нравственность выбирает определённое поведение. Что же выбирать?
И без чёткой, ясной теории нам смерть!

Почитаю.


11  
Верховный Жрец был не против канона, но хотел его немного подправить, согласно обстоятельствам. Это не значит идти против канона - это значит развивать его во времени (хотя путь не простой и спорный). Максизм (если это научная теория, а не священная регалия) вполне должна допускать это. Развиваются же, по мере накопления знаний, научные теории. Чем хуже марксизм? Ни чем! Но он не развивается, а значит это по большей части стало сакральным символом, а не научной теорией.

7  
vadrus,
1. «цена на продукт складывающаяся на рынке в результате "игры" спроса и предложения отличается от стоимости (общественно необходимого времени) на этот продукт»

- совершенно верно, но дальше ...

«через эту самую разницу именуемую "прибылью" (или "убытком") за которой и гонятся капиталисты ...»

Я не знаю, что Вы хотели здесь сказать, но:
- капиталисты действительно гонятся за прибылью,
- которая НЕ ЕСТЬ разница между ценой и стоимостью,
- которая ЕСТЬ разница между ценой и затратами данного капиталиста .

Цена – одна для всех капиталистов. Приблизительно равна «общественно необходимой» стоимости; но может отличаться от стоимости из-за колебаний предложения и спроса. Для простоты считайте ПОКА, что не отличается.

Прибыль получают все, у кого затраты ниже цены. Больше прибыли получают те, у кого затраты ниже, чем у других. Если цена ниже затрат, производство прекращается. Если выше, но не намного, - возможно, прекращается, т.к. капиталисту выгоднее вложить деньги во что-то другое. Поэтому имеет значение некая «средняя по больнице» норма прибыли, хотя тут есть уйма интересных нюансов.

2. Читаем дальше: «регулирование производства, или оно сокращается (в случае убытка), или оно растет (в случае прибыли). »

В случае убытка (без кавычек) производство не сокращается, а останавливается. В случае прибыли (без кавычек) – останавливается или нет в зависимости от нормы прибыли. Если не останавливается, то регулируется законом стоимости. Для понимания того как регулируется надо ВСПОМНИТЬ, что цена может отличаться от стоимости. Если по не важно какой причине возрос спрос, то возрастет и цена (хотя средняя, общественно-необходимая стоимость не изменится). И производство данного продукта станет выгодней:
- для ВСЕХ производителей в равной мере,
- по сравнению с другими продуктами.
Если хотите, мы здесь смотрим на конкуренцию не производителей, а ПРОДУКТОВ и даже более того - всех иных сфер приложения капитала, т.к. капиталисту нас...ть, какой именно бизнес приносит бабки (хотя и тут есть уйма интересных нюансов).

Все бросаются производить более выгодный товар (или услугу, или покупать акции, или долги, ... им это все равно). Предложение возрастает, цена падает, прибыльность – тоже.

Сей волнующий процесс есть кап. регулирование производства (конечно, это описание не полно). И не просто производства, а всей КАП. ЭКОНОМИКИ как большого РЫНКА. Отделение «реального сектора» от «фиктивного» в этом плане – тяжелый (и в наши безграмотные времена эпидемический) случай товарного ФЕТИШИЗМА (а именно, денежного ФЕТИШИЗМА), я имею в виду «кейнсианство», «открытия» нашего друга Белла, откровения Хазина и т.д., и т.п., имя им легион, а числа нет.


12  
Ну, на самом деле отделение "реального" сектора от "фиктивного" хоть и присутствовало при Кейнсе, но не в критической массе. Основной рост произошёл во время "рейганомики", когда к финансовым рычагам добралисть нынешние "монетаристы".
Однако к этому моменту Кейнс уже не мог спасти Америку. Это всем известный изъян капитализма, который может расти только во внешний мир.

8  
3. «При социализме же, удовлетворение спроса (также платежеспособного) осуществляется непосредственно, без участия в этом процессе "прибыли", то есть другими методами»

Что значит «непосредственно»? Люди покупают товары в магазине так же как и при капитализме. За деньги. За нал.

Что значит «без участия в этом процессе "прибыли"»? Предприятия-производители прибыль (без кавычек) получают. Если при этом прибыль явл. регулятором ПРОИЗВОДСТВА, имеем «рыночный социализм». Если нет, имеем сталинскую модель.

4. «Оплата же каждому работнику осуществляется в соответствии с общественно-необходимым временем отработанным работником на благо общества (за вычетом того времени что потрачено на общественные нужды), что и позволяет ограничивать спрос рамками возможностей общественного производства.»

Правильно. И тут Вы сами ПРАВИЛЬНО отвечаете на многочисленные вопросы о балансе спроса и предложения, которые Вы задавали в другой дискуссии.

«Каким же другими методами осуществляется регулирование общественного производства?»

Опять не понял, что Вы хотели сказать, но на всякий случай замечу, что оплата труда (кроме прочего) стимулирует ТРУД, но не является методом регулирования ПРОИЗВОДСТВА, т.к. не определяет направление и темпы его развития. В поле зрения наших бесед имеется ДВА способа регулирования производства – закон стоимости и план. Одни и те же (более или менее) формы оплаты и поощрений за труд могут сосуществовать и с законом стоимости, и с планом, и с кап-змом, и с с-змом.


9  
5. «Вообще-то эти методы могут быть разными, главное чтобы они удовлетворяли требованию непосредственного регулирования производства спросом." Наиболее развитым методом является тот же "рынок".»

Если так, то сталинская экономика была неправильной и неэффективной. А «косыгинская» - правильной и эффективной. ... Какие же глубокие корни пустило «рыночное» мышление!

Прочтите медленно мой пост 14 к части 2. А потом подумайте: «А имеется ли в СТАЛИНСКОЙ модели рынок ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ?». Для простоты забудьте колхозах.


10  
ЕЩЕ О ТОМ, ЧТО
«Оплата же каждому работнику осуществляется в соответствии с общественно-необходимым временем отработанным работником на благо общества (за вычетом того времени что потрачено на общественные нужды), что и позволяет ограничивать спрос рамками возможностей общественного производства.»

ВЫ ЖЕ САМИ ЗДЕСЬ НАПИСАЛИ, ЧТО ПРОИЗВОДСТВО РЕГУЛИРУЕТ СПРОС!
А НЕ СПРОС РЕГУЛИРУЕТ ПРОИЗВОДСТВО.

Правильно написали. Больше товаров, значит можно повысить спрос, увеличив зарплату или снизив цены (второе предпочтительней).

Потребности определяют план. План регулирует производство. Производство регулирует спрос (через централ. управление). Центр регулирует спрос непосредственно; например, через изменение цен по любым причинам.


69  
"увеличив зарплату или снизив цены (второе предпочтительней)"

Есть некоторые основания говорить что большевики считали иначе:

" Реальная заработная плата рабочих и служащих выросла за вторую пятилетку более чем в два раза. Фонд заработной платы вырос с 34 миллиардов в 1933 году до 81 миллиарда в 1937 году."
Краткий курс истории ВКП(б) 1938 стр. 325.

Я понимаю, что реальная заработная плата может вырасти как за счет увеличения номинальной з.п, так и за счет снижения цен. Однако из курса видно, что с увеличение реальной з.п более чем в 2 раза связано с увеличением фондов з.п. Т.е это позволяет говорить об том, что увеличение реальной з.п. произвошло преимущественно за счет увеличения номинальной з.п. а не за счет снижения цен.
Почему большевики в курсе "умочлали" про снижение цен?

13  
vadrus,
Начнем, пожалуй, с Вашего анализа моих ошибок.

Надо сказать, что Вашу отрицательную оценку моего понимания общественно-необходимого времени (стоимости) Вы подкрепляете указанием на только одну мою конкретную ошибку. Этот пример я разбираю ниже. Было бы правильно, если бы Вы привели другие примеры моих ошибочных, по Вашему мнению, рассуждений в этой области. Это – мой первый вопрос к Вам.

Итак, в посте 181 ко 2-й части Вы пишете:
«Представим, что 50 % всех производителей наших деталей стали трудиться интенсивнее в 2 раза чем другие 50 % производителей. Первых назовем Трудоголиками, а вторых Лентяями. По-вашему выходит, что общественно-необходимое время на производство одной детали или стоимость детали при этом изменяется. То есть, с изменением интенсивности труда в обществе изменяется и количество труда кристаллизованной в одной детали. Стало быть в данном случае в детали стало кристаллизовано меньшее количество труда, чем было ранее, то есть стоимость детали понизилась.»

Да, я так считаю. Повышение производительности труда (по любой причине) такой большой пропорции (50%) работников означает изменение «типичных» (как говорите Вы) или «общественно господствующих» (как писал Маркс), или «общественно нормальных» (тоже Маркс) условий производства или «среднего в данном обществе уровня умелости и интенсивности труда» (Маркс). Такие изменения и приводят к изменениям общественно-необходимого времени на производство одной детали, ее стоимости.

Что Вы хотите сказать следующей фразой («Это означает, что о.час труда Трудоголика равен о.часу труда Лентяя») я не знаю, т.к., строго говоря, нет таких штук как «о.час труда Трудоголика » или «о.час труда Лентяя», а есть общественно-необх. время на производство данной детали, которое я и вычислю, полагая (лишь для простоты расчетов), что эти детали изготавливаются только лентяем Ивановым и трудоголиком Петровым. Именно:

Пусть ранее, когда Петров был еще столь же ленив, как и Иванов, они выпускали по 1 дет. в час, т.е. общественно-необх. время на производство этой детали было 1 час (никто больше таких деталей не делал). После того как Петров «взялся за ум» и увеличил свою производительность вдвое, оба токаря вместе за 1 час изготавливают 3 детали. Среднее (о.-н.) время ее изготовления теперь: 2ч/3дет = 2/3 часа. Таким образом, 1 час индивидуального рабочего времени лентяя Иванова эквивалентен теперь в смысле производительности 2/3 часа общ.-необх. времени, т.е. за 1 час ИНДИВИДУАЛЬНОГО ТРУДА он создает СТОИМОСТИ всего на 2/3 часа (1 дет.). А 1 час индивидуального рабочего времени трудоголика Петрова эквивалентен в смысле производительности 4/3 часа общ.-необх. времени, т.е. Петров создает за час своего ИНДИВИДУАЛЬНОГО ТРУДА в два раза большую СТОИМОСТЬ, чем Иванов (2 дет.; возможно, Вы это имели в виду, говоря "Трудоголик затратил в два раза больше труда чем Лентяй"). Я никакого противоречия В ЭТОМ не нахожу. А Вы, видите какое-нибудь ВНУТРЕННЕЕ противоречие в моем рассуждении? Это – мой второй вопрос к Вам.

Мой третий вопрос к Вам: какие противоречия Вы видите между приведенным мной рассуждением и Марксом? Этот вопрос интересует меня меньше, чем другие, но все-же ...
Те цитаты, что Вы приводили, я собираюсь прокомментировать позже. Сейчас хотелось бы получить Ваши ответы.


21  
"После того как Петров «взялся за ум» и увеличил свою производительность вдвое,"
- здесь заключается ошибка. Петров не увеличил свою производительность, он увеличил свою интенсивность труда, то есть стал прикладывать больше труда чем ранее, и соответственно стал производить больше стоимости с большим количеством товара. А производительность его осталась прежней, поскольку не было произведено никаких улучшений в процессе производства. Вы путаете производительность труда с интенсивностью труда, для вас это одно и то же, в этом проблема. На самом деле это вещи различные! Неужели этого не видно?

22  
Я НЕ говорю, "что на доставку 1-го письма оба почтальона затратили одинаковое количество труда".

Я говорю, что оба почтальона имеют одинаковую ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТЬ труда.
---
Мне хочется добавить: "Это очевидно, но не для вас", но ... Вы не сочтете это грубостью?


24  
Извените, я тут же удалил этот пример, но вы уже его успели прочитать...
Производительность у них неодинаковая! В этом вся соль.

35  
ИНДИВИДУАЛЬНАЯ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТЬ у них одинаковая, т.к. они "производят" одинаковое количество "деталей" в час. У одного из них эта произв-ть достигнута за счет более эффективного оборудования при нормальной ИНДИВИДУАЛЬНОЙ ИНТЕНСИВНОСТИ труда, у др. - за счет повышенной ИНДИВИДУАЛЬНОЙ ИНТЕНСИВНОСТИ при худшем оборудовании.

25  
Производительность труда не растет за счет увеличения интенсивности труда!

27  
И по моему это очевидно.
И даже в Капитале и политэкономии это написано

Но рабочее время изменяется с
каждым изменением производительной силы труда. Производительная сила труда определяется разнообразными обстоятельствами, между прочим средней степенью искусства рабочего, уровнем развития науки и степенью ее технологического применения, общественной
комбинацией производственного процесса, размерами и эффективностью средств производства, природными условиями.


28  
Не хочу перестреливаться цитатами, дам только один залп:

"Если бы интенсивность труда поднялась во всех отраслях промышленности одновременно и равномерно, то новая повышенная степень интенсивности стала бы обычным общественно нормальным уровнем и, следовательно, уже не учитывалась бы более как экстенсивная величина."


14  
Пока есть время все же начну отвечать на ваши вопросы, итак:
СЦЕНАРИЙ 1.
Я не могу ничего вам сказать об общественно-необходимом времени, поскольку сумма всех индивидуальных затраченных рабочих часов работников на производство изделия А, не равно общественно-необходимому времени на производство всех изделий. Для того, чтобы узнать общественно-необходимое время требуемое на производство всех изделий А, нужно вначале свести все затраты труда требуемые для этого к простому труду. Для этого нужно определить сколько труда требуется среднему (абстрактному) человеку на производство изделия А, то есть определить средние физиологические возможности человека. Для этого мы берем обычного среднестатистического человека (не отличающимся особым развитием) из наших 100 человек и выясняем сколько он может произвести деталей при нормальной физиологической загрузке его организма. Допустим оказалось, что на одно изделие А уходит 1.5 часа. Так как 98 работников работают в одинаковых условиях и у каждого из них индивидуального времени уходит по 1 часу, значит всего они отрабатывают за свои 98 и.часов 147 о.часов, из чего можно сделать вывод, что трудятся они с повышенной интенсивностью. Иванов же затрачивает 1.5 и.часа, и если он трудиться в тех же условиях что и другие, значит и затрачивает 1.5 о.ч. Петров затрачивает 0.5 и.часа, и тут как раз таки крайне важно по каким таким причинам он такой передовик. Если он работает в тех же условиях что и другие, то он двужильный парень и за свои 0.5 часа отрабатывает 1.5 о.ч, а значит, в таком случае, всего при этом отработано 147+1.5+1.5=150 о.часов и произведено 100 изделий. 1 изделие равно 1.5 о.часа, и как бы наши люди не напрягались стоимость единицы изделия не измениться. Поскольку никаких облегчающих труд мероприятий не произведено. Труд остается одним и тем же трудом. Может меняться его интенсивность в обществе, что будет выливаться в большем или меньшем количестве изделий, но стоимость их останется прежней.

А вот, если умный Петров изобрел таки новый станок, на котором наш абстрактный трудяга может производить изделие за 0.25 часа, то положение меняется. Теперь существует производительный станок Петрова и вносит свою коррективу в общественно-необходимое время. Сам Петров, в этом случае, за свои 0.5 и.часа отрабатывает всего 0.25 о.часа, следовательно всего отрабатывается 147+1.5+0.25= 148.75 о.часа, а одно изделие стоит теперь 1.4875 о.часа. Что это значит для всех других 98 работников?
Каждый из них отработал 1 и.час, который равен 1.5 о.часу, а в продукте (1 шт) выпущенным за этот 1 и.час содержалось 1.5 о.часа, теперь же в том же продукте (1 шт) выпущенном за тот же 1 и.час содержится только 1.4875 о.часа, хотя и затратил при этом работник труда на 1.5 о.часа.


17  
vadrus,
К сожалению, Вы совсем не поняли мой вопрос. А, формально говоря, Ваш ответ содержит так называемый логический круг.

Вы начинаете свои выкладки так:
"берем обычного среднестатистического человека (не отличающимся особым развитием) из наших 100 человек и выясняем сколько он может произвести деталей при нормальной физиологической загрузке его организма".

Да, КАК ВЫЯСНЯЕМ???

Если Вы знаете эту цифру, то этим Вы уже знаете о.-н. время!!!

Как только Вы сказали "Допустим оказалось, что на одно изделие А уходит 1.5 часа", Вы УЖЕ допустили, что ОТКУДА-ТО ИЗВЕСТНО, что о.-н. время на производство этого изделия - 1.5 ч. Что еще вычислять???
---

А КАК вы узнаете сколько может "произвести деталей при нормальной физиологической загрузке его организма" "среднестатистический" человек?

Чтобы узнать, что есть "среднестатистический" человек, и какова его производительность, надо провести СТАТИСТИЧЕСКИЙ эксперимент, а потом обработать его результаты.

ВЕСЬ МОЙ СЦЕНАРИЙ 1 (и сценарий 2 тоже) - это и есть предложенные Вам "на обработку" результаты такого эксперимента!

Мои "сценарии" и есть нахождение производительности "среднестатистического" человека в "среднестатистических" условиях !!!


19  
Производительность и интенсивность это разные вещи!
Даю вам цитату из учебника политической экономии. стр.68.:
<<
Производительность труда - определяется количеством продукции созданной в единицу рабочего времени. Производительность труда растет в результате усовершенствования или более полного использования орудии производства, развития науки, повышения искусства работника, рационализации труда и других улучшений в процессе производства. (Но не в результате увеличения интенсивности труда! А именно в результате улучшений в процессе производства, при ТЕХ ЖЕ ЗАТРАТАХ ТРУДА, то есть при той же интенсивности труда! Прим.Vadrus) Чем выше производительность труда, тем меньше время, необходимое для производства единицы данного товара, тем ниже стоимость товара.
Интенсивность труда определяется затратами труда в единицу времени. Чем больше затрачиваются труда в единицу времени, тем БОЛЬШЕ величина созданной стоимости, которая воплощается в БОЛЬШЕМ количестве произведенных товаров. (То есть, при увеличении интенсивности труда стоимость единицы товара не изменяется! Прим.vadrus)
>>
Все это происходит из двойственной природы труда, из того что затраты труда - это расходование физических и духовных сил человека, и эти самые затраты ОДИНАКОВЫ и ПОСТОЯННЫ для всех людей в данном обществе. Именно они и выражаются через интенсивность труда, поскольку эти затраты труда являются абстрактными затратами, затратами труда вообще. Это просто расходование человеческих сил, которое растет с увеличением интенсивности и уменьшается с уменьшением интенсивности труда. Точкой же отчета интенсивности труда является принятая средняя интенсивность труда в данном обществе. И эта средняя интенсивность есть нечто данное для этого общества, нечто ПОСТОЯННОЕ. Эта величина не может изменяться быстро, поскольку это ФИЗИОЛОГИЧЕСКАЯ характеристика типичного человека данного общества. Это то, когда потрудившись человек скажет, я потрудился достаточно чтобы не слишком устать, потрудился нормально. Эти затраты труда не связаны с тем с помощью чего и каким образом трудился человек.
А вот производительность труда, уже связана с конкретной формой труда. Она как раз таки связана с тем с помощью чего, и каким образом трудился человек. Она уже приложена к конкретным товарам, которые производит человек. Если производительность труда остается постоянной, то есть остается постоянной, то чем и каким образом трудится человек, то увеличение количества создаваемых продуктов возможно только за счет увеличения интенсивности труда, то есть за счет большего расходования человеческих физических и духовных сил.

В вашем же СЦЕНАРИИ 1 сказано «98 из них работают в одинаковых условиях (включая одинаковую умелость работников и интенсивность труда) и затрачивают на производство этого изделия по 1 часу», но из того, что работники работают в одинаковых условиях и при одинаковой интенсивности труда вовсе не следует, что они при этом работают со средней физиологической интенсивностью труда в этом обществе. Той самой ПОСТОЯННОЙ НОРМАЛЬНОЙ интенсивностью принятой в этом обществе. Они все могут по каким либо причинам работать выше или ниже этой нормальной интенсивности, что я и пытался вам показать в моем примере. Например, какое либо глобальное бедствие, например война, заставило трудиться всех с повышенной интенсивностью труда, средняя интенсивность труда в обществе поднялась, но это не значит, что поднялось та средняя интенсивность традиционно принятая в обществе за нормальную интенсивность. То есть, каждый человек приходя с работы скажет я трудился сегодня как лошадь, еле ноги волок, но этого требует отчизна. То есть, представление среднего человека, что такое нормальные затраты труда – это и есть нормальная средняя интенсивность, которая остается постоянной очень длительное время, поскольку это физиологическая характеристика и она не подвержена существенным изменениям, она постоянна.

Поэтому то для того чтобы измерить время нужное для производства некоторого изделия, при нормальной интенсивности труда, нужно взять среднестатистического работника и посмотреть сколько он произведет изделий и при этом будет себя чувствовать не особо уставшим. То есть израсходует среднее количество своих ФИЗИЧЕСКИХ СИЛ. Но это не значит, что в обществе средняя интенсивность труда равна этому физически среднему расходованию сил, она может сильно отличаться. Возможно, что в среднем наши работники в нашем обществе существенно перенапрягаются.
Итак, еще раз акцентирую ваше внимание, средние затраты труда или абстрактный труд это ФИЗИОЛОГИЧЕСКАЯ характеристика среднего организма в данном обществе. А потому величина ПОСТОЯННАЯ. Измениться она может, только если люди в данном обществе в среднем станут сильнее и умнее. Или наоборот сделаются глупее и слабее.


34  
".. представление среднего человека, что такое нормальные затраты труда – это и есть нормальная средняя интенсивность, которая остается постоянной очень длительное время, поскольку это физиологическая характеристика и она не подвержена существенным изменениям, она постоянна."

"Представление среднего человека, что такое нормальные затраты труда" обусловлено ОБЩЕСТВОМ. Вы, конечно, можете поправиться: "не представление, а ощущение", но:

"Например, какое либо глобальное бедствие, например война, заставило трудиться всех с повышенной интенсивностью труда, средняя интенсивность труда в обществе поднялась, но это не значит, что поднялось та средняя интенсивность традиционно принятая в обществе за нормальную интенсивность."

Так все же, нормальная интенсивность - "физиологическая характеристика" или "традиционно принятая в обществе за нормальную"?

Не зависит ли традиция от количества войн?

Из др. поста:
«Если интенсивность труда всех 98 работников действительно отражает средний уровень интенсивности труда принятый в данном обществе как ПОСТОЯННЫЙ, то есть все работники согласны что этот уровень является средним, общественно нормальным, тогда...»

Так все же, нормальная интенсивность - "физиологическая характеристика" или "принятая в данном обществе"?
---
Огромное количество людей чувствуют усталость, не начав даже работы. Они не врут, они в этом уверены, честны перед собой ... Но работают все равно и норму выполняют - под влиянием ОБЩЕСТВЕННОГО давления.

Множество людей, занятых в конторах или легким ручным трудом (далеко не все, конечно), НИКОГДА не достигают за 8-ми часовый рабочий день уровня усталости станочника (не говоря о рабочих горячих цехов, шахтерах, ...) даже за более короткий рабочий день. Не ОБЩЕСТВОМ ли определяется сколько физических и духовных сил расходуют все эти люди за смену? Или Вы считаете, что эти расходы равны? А если "конторщик" никогда не достигает "порога усталости", то как же вычислить интенсивность его труда? А если "шахтер" всегда работает за "порогом усталости", то как же вычислить интенсивность его труда?

Т.е. вызывают сомнения:
- субъективность определения "физиологически нормальной интенсивности" при помощи «порога усталости»,
- возможность ее численной оценки,
- ее значение в общественном производстве.


20  
Добавлю. То есть, производительность труда НИКАК не связана с интенсивностью труда. И НИКАК от нее не зависит.

Ваша же средняя интенсивность труда это характеристика общественная и зависит не от средних физиологических возможностей человека, а от того насколько интенсивно трудятся в среднем в этом обществе. Что является ошибкой. И меня удивляет как вы ее не видите. Ведь средние затраты труда, это те затраты труда которыми обладает средний организм и они никак не зависят от того с какой интенсивностью трудятся окружающие люди, а зависят лишь от физиологических возможностей организма. И эти возможности не в коей мере не увеличатся, если даже все вокруг станут трудиться до упаду. А простой абстрактный труд, это именно ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ затраты человеческого труда, абстрактный, потому что принят для среднего человека данного общества.


23  
1. Считайте, что интенсивность труда всех 98 работников - СРЕДНЯЯ по человечеству.

2. "То есть, производительность труда НИКАК не связана с интенсивностью труда."

Только не пробуйте сказать это Вашему начальнику!

Меньше перекуров - выше интенсивность труда - больше продукции за смену. "И меня удивляет как вы ее не видите."

А о том, что Маркс называет "производительной силой", мы, возможно, еще поговорим.

3. Я догадываюсь каковы результаты Ваших расчетов для моих сценариев, но лучше будет, если Вы сами их явно представите с учетом всех уточнений условий, а не я (с возможными искажениями).

4. По той же причине я прошу Вас самого явно объяснить как Вы разрешаете логический круг, указанный мной в посте 22 (только КАК, не стоит еще раз объяснять ПОЧЕМУ).

Вообще, Ваши посты 23, 24 не содержат ответов на вопросы из №22. Слова "нужно взять среднестатистического работника" только повторяют критикуемое мной утверждение.


29  
1. Если интенсивность труда всех 98 работников действительно отражает средний уровень интенсивности труда принятый в данном обществе как ПОСТОЯННЫЙ, то есть все работники согласны что этот уровень является средним, общественно нормальным, тогда... ничего не меняется принципиально в моих расчетах. Значит этот уровень равен на одно изделие 1 час, то есть всего 98 о.часов. Иванов отработал также 1 о.час, в соответствии со средним уровнем., хотя реально затратил 1.5 часа, то есть трудился менее интенсивно чем средний уровень интенсивности в обществе. Петорв, наоборот отработал 1 о.час, трудился интенсивнее среднего уровня и реально затратил 0.5 часа. Итого, на 100 изделий затрачено 100 о.часов. Индивидуальных же часов отработано 98+1.5+0.5=100.
В этом примере хорошо видно, что то с какой индивидуальной интенсивностью трудится конкретно Петров или Иванов никак не влияет на общественно-необходимое время, поскольку не влияют на среднюю интенсивность принятую в обществе.

33  
А случай "умный Петров изобрел таки новый станок"?
И сценарий 2, пожалуйста.

30  
4. Нет такого круга, разрывать нечего. Могу еще раз подробнее объяснить КАК получаем величину средних затрат труда работника.
Берем работников, в идеале всех 100, помещаем их в одинаковые нормальные условия производства, и смотрим сколько они выпустят продукции, до приемлемого для нашего общества уровня усталости, который мы считаем средним. Вычисляем среднее значение времени необходимого на производство одного изделия. Все.

36  
Физиология, конечно, создает верхний предел интенсивности труда, но он определяется не субъективными ощущениями рабочего. Значение имеет предельная возможность повышения производительности труда (цель интенсификации труда, диктуемая ОБЩЕСТВЕННЫМИ отношениями).

Представим себе рабочего на конвейере. Хозяину, конечно, выгодно запустить конвейер на максимально возможной ДЛЯ КОНВЕЙЕРА скорости, чтобы тем самым полностью использовать "производительную силу" оборудования. Но он будет повышать эту скорость только до того момента, когда рабочий начнет слишком часто ошибаться, и, вследствие этого, производительность труда перестанет расти.

Другим ОБЩЕСТВЕННЫМ фактором, определяющим "нормальную в данном ОБЩЕСТВЕ" интенсивность труда, является сопротивление рабочих (не физиологическое, а СОЦИАЛЬНОЕ) ухудшению условий труда.

Есть еще социальный аспект скорости износа организма рабочего, но я не буду его обсуждать.


15  
Почему это не важно для меня я знаю.

Но Вы решаете более сложную задачу, чем я предлагал. Вот я и поспешил дать Вам знать.


16  
И еще ...
Те 100 чел., КОНЕЧНО ЖЕ, выбраны СЛУЧАЙНЫМ ОБРАЗОМ. Поэтому Ваше предположение, что 98 из них СУЩЕСТВЕННО выше среднего по "физиологическим возможностям" предельно маловероятно, практически НЕВОЗМОЖНО ...
Короче говоря, извините, что я не сказал сразу, что в обоих сценариях все работники - СРЕДНИЕ ЛЮДИ.

1-10 11-20 21-29
Имя *:
Email:
Код *:


Сайт управляется системой uCoz