Среда, 18.10.2017, 10:20Приветствую Вас Гость | RSS
 Пока народ безграмотен,
важнейшим ресурсом
для нас является
  Антикомпрадор.ру /как бы В.И.Ленин/  
» Меню сайта

» Обратите внимание!

Дело ИГПР "ЗОВ"


Политическая экономия
Учебник. 1954 г.


Необходимо знать:

Гибель Джонстауна - преступление ЦРУ (1978 год)


» Неслучайные факты
Анатолий Вассерман:
Юрий Васильевич Емельянов -- автор изрядно увлекающийся. Тем не менее, насколько мне известно, в перевирании цитат он (в отличие от, например, Владимира Богдановича Резуна) отродясь не замечен. Поэтому позволю себе процитировать небольшой фрагмент из его книги "США -- империя зла" в предположении достоверности текста: "18 августа 1948 года была утверждена секретная директива Совета национальной безопасности под названием "Цели США в отношении России" (СНБ-20/1). Директива исходила из неизбежности военной победы США над СССР. В директиве подчёркивалось, что после победы над СССР США должны навязать жёсткие политические условия любому правительству, пришедшему на смену советскому. Директива гласила:
"Независимо от идеологической основы любого такого некоммунистического режима и независимо от того, в какой мере он будет готов на словах воздавать хвалу демократии и либерализму, мы должны добиться осуществления наших целей... Мы должны создавать автоматические гарантии, обеспечивающие, чтобы даже некоммунистический и номинально дружественный к нам режим:
а) не имел военной мощи;
б) в экономическом отношении сильно зависел от внешнего мира;
в) не имел серьёзной власти над главными национальными меньшинствами;
г) не установил ничего похожего на железный занавес"".
Как видим, для осуществления плана даже не понадобилось военной победы.

» Ссылки

» Статистика
Яндекс цитирования Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

Главная » Статьи » Статьи из Интернета » Просто интересные статьи

Чем плоха сырьевая экономика? Часть 2

Вернуться к первой части

***

Так как же нам слезть с нефтяной иглы? И надо ли?

  • Л. Радзиховский настаивает на фатальности сырьевого пути развития России: «Верно ли, что то, что никогда у нас не получалось (кстати, ни у кого не получалось в мире!) – конвертация нефтедолларов в технологические доллары – всё-таки возможна? На чем основана эта вера?»

    Просто заклятие какое-то на России лежит – заколдованная она, не иначе… Ну, насчет предопределенности – мне кажется, даже знания истории и экономической географии в объеме средней школы (разумеется, не реформированной) должно хватить для того, чтобы завалить автора контрпримерами. Собственно, вся история экономического развития большинства стран мира – это история успешного преодоления отсталости как технологий, так и общественных институтов. Возьмем хотя бы Японию. Страна, которая сейчас является символом прогресса, около ста лет назад была весьма отсталой аграрной (даже не аграрно-индустриальной) страной. А уж коррупция повергала в изумление европейских гостей. Сейчас и в этой сфере Япония – один из образцов для подражания. Если же считать, что Японии повезло именно по причине отсутствия у нее всякого ископаемого сырья, напомню, что в этом списке еще, например, Австралия (где разного добра в недрах немало, и, к тому же, население… скажем так, с непростой историей), и т.д., и т.п. Да и вообще, негоже людям, которые гордятся своим здравомыслием и учеными степенями, верить во всякие предопределения.

    Если же разбираться, в чем причина, экономистам она понятна. Это называется институциональными ловушками [12]. То есть, неэффективные, но устойчивые институты. Если их преодолеть, большинству станет лучше, но цепко держит меньшинство, получающее от этой неэффективности сиюминутную выгоду, и боящееся ее потерять. Как сказал Жванецкий, «не воруйте с убытков, воруйте с прибылей!» Пожелание красивое, но с экономической точки зрения бессмысленное: те, кто ворует с убытков – просто не допустят появления прибылей. Если сильные мира сего получают выгоду именно от нынешнего неэффективного состояния – с чего же ему становиться эффективным?

    Институциональная экономическая теория показала, что сами по себе такие ловушки рассасываются редко – разве что по причине радикального изменения внешних условий. Чаще всего для преодоления институциональных ловушек государству приходится «власть употребить». А это уже противоречит основной идее экономического либерализма – laissez faire, «пусть все идет, как идет». Но снимать с иглы – хоть экономику, хоть наркомана – занятие, которое редко обходится совсем без принуждения. Задача для первоклассника, для решения которой из всех законов экономики достаточно знать лишь закон личного интереса («рыба ищет, где глубже…»): есть две отрасли. Сырьевая, в которую можно ничего не вкладывать (инвестиции сделаны предыдущими поколениями), которая дает мгновенный и почти гарантированный доход (нефть в последние годы дорожает очень быстро). И, например, авиастроение. Нужно вложить несколько миллиардов долларов в создание нового конкурентоспособного продукта. Самолет – это не нефть, которую с руками оторвут, его еще надо уметь сделать таким, чтобы он продавался. От начала разработки до начала продаж – 5..10 лет. Успех не гарантирован, да еще и спрос на фондообразующую продукцию (самолеты, станки, комбайны, и т.п.) в силу объективных экономических причин подвержен резким колебаниям. Так вот, риторический вопрос: что выберет частный инвестор на свободном рынке?

    Предвижу контрвопрос: выходит, хай-тек невыгоден? Тогда зачем, в самом деле, его развивать? Ну почему же невыгоден? При грамотной постановке дела высокотехнологичный бизнес гораздо доходнее сырьевого (для кого доходнее – уточним ниже). Например, в 2002 г. в авиационной промышленности США средняя выработка на одного занятого составляла 335 тысяч долларов в год [16], а в американской экономике в целом (заметим, одной из самых производительных в мире) – 60700 (по данным Международной организации труда). То есть средняя производительность труда в американском авиастроении приблизительно в пять раз выше, чем в целом в экономике США. Но такие доходы возможны, повторяю, лишь спустя несколько лет, и только если дело пойдет успешно. А в сырьевом бизнесе доходы получаются сразу и без больших начальных вложений (в основном они требуются для захвата объекта). Во всех развитых странах мира стратегические задачи развития наукоемких отраслей решались при мощнейшей поддержке государства (классический пример – становление Airbus Industry в Европе). Заметим, что реальный зарубежный опыт радикально отличается от рекомендаций, даваемых развивающимся странам, в т.ч., и России.

    Так что слезть с нефтяной иглы и можно, и нужно. Скажу больше: в стратегической перспективе у российской экономики может быть только высокотехнологичное будущее. Или никакого. Это, опять-таки, не эмоции, а здравый экономический расчет. В связи с этим следует упомянуть так называемую теорию климатического (шире – географического) детерминизма. Суть ее очень проста: российская экономика фатально неконкурентоспособна, потому что у нас холодно, почвы болотистые, территория слишком обширная, и т.п. Как поется в известной песне Ю. Визбора, «в России, дескать, холодно купаться, поэтому здесь неприглядный вид». Конечно же, наиболее известный сторонник этой теории в наше время – А. Паршев, автор нашумевшей книги «Почему Россия – не Америка» [17]. Для экономиста Паршев – что для историка Фоменко, для генетика Лысенко, и т.д. Краткие ответы на его аргументы таковы. Во-первых, холод – далеко не худшее из природных бедствий. С энергетической точки зрения, нагревание помещений на 1 градус в несколько раз менее затратно, чем охлаждение кондиционером. И если, допустим, в России – холод, то в иных странах – свои проблемы: регулярные ураганы, цунами, наводнения, загрязнение окружающей среды, нехватка пресной воды, жара, землетрясения (в той же Японии – постоянные). Разве все перечисленное не приносит ущерб и не требует громадных затрат (одно лишь обеспечение сейсмостойкости чего стоит!)? Кроме того, когда приводят «убедительные» данные о якобы громадных затратах, потребных в России на отопление квадратного метра, на выращивание центнера зерна, и т.п., почему-то забывают о громадных – вызванных бесхозяйственностью – потерях, одно лишь устранение которых может сократить эти затраты в несколько раз. Умалчивают о том, как всю зиму течет горячая вода из дырявых труб, а в помещениях львиная доля тепла выбрасывается через окна на улицу (из щелей, или даже намеренно – поскольку иначе жарко). О том, какая доля урожая гниет на корню или по дороге к прилавку (в том числе благодаря длинной цепочке посредников). И во-вторых, достаточно сравнить уровень жизни в различных регионах и соотнести с климатом, как тут же обнаружится масса противоречий. С одной стороны, и в России, и в мире лучше всего должны быть развиты наиболее благодатные с климатической точки зрения регионы, чего не наблюдается. С другой стороны, как быть с соседними регионами: Финляндия – Карелия, Япония – Сахалин, ФРГ – ГДР, Калининградская область – Польша? Причем, почти во всех этих случаях территории частично или полностью меняли владельцев, и почему-то уровень жизни менялся. Чем был Кенигсберг в Европе и чем является Калининград… Вообще, данная теория – оправдание лени и бесхозяйственности (а иногда и более опасных вещей, о чем речь пойдет ниже), оскорбительное для людей, которые работают и успешно обустраивают мир вокруг себя, причем, с минимальным ущербом для природы. Когда проедешь, например, по дорогам Скандинавии, ВЫРУБЛЕННЫМ В СКАЛАХ, Паршева всерьез читать уже не сможешь.

    И все же «сказка – ложь, да в ней – намек». Климат и географические особенности, безусловно, накладывают отпечаток на экономическое развитие. Но насколько глубокий? Это зависит именно от отраслевой структуры экономики. Если выпускать высокотехнологичную продукцию, влияние климата и географии ослабевает. Условный пример: пусть перевозка продукции по нашей необъятной стране обходится в 1 доллар за килограмм. Если выпускается продукция низших переделов или примитивный ширпотреб, стоимостью порядка 10 долларов за килограмм, перевозка добавит к стоимости товара 10%, что не так уж и мало. Но если цена продукции имеет порядок сотен или тысяч долларов за килограмм, добавка в 1 доллар ничтожна. Аналогично, пусть строительство квадратного метра производственного цеха в нашей стране (с учетом зыбучих грунтов, необходимости утепления, и т.п.) обходится не в 100 долларов, как в «теплых странах», а в 200. Это, конечно, существенно, если на этой площади размещается примитивное оборудование стоимостью 100 долларов. Но в высокотехнологичных отраслях на квадратном метре размещается оборудование, стоящее тысячи и десятки тысяч долларов, и разница в 100 долларов, опять-таки, становится несущественной.

    Кстати… помимо Паршева, примерно о том же написали свою книгу «Сибирское проклятие» [18] американские экономисты Фиона Хилл и Клиффорд Гэдди. Столь же «научные» аргументы о неконкурентоспособности российской экономики, которую «коммунистические плановики выставили на мороз» (это не моя шутка, а написанный всерьез подзаголовок книги). Обилие фактических ошибок и просто забавных ляпов («великая река Тюмень», и т.п.). Ничуть не меньше, чем в книге Паршева, и хлестких, вовсе не академических эпитетов («советская глупость», и др.). Подробный разбор этого «труда» предприняли новосибирские ученые из Института экономики и организации промышленного производства (ИЭОПП) Сибирского отделения РАН [19, 20], и я вряд ли смогу сделать это более квалифицированно и остроумно. Но вот что интересно: итоговые выводы и рекомендации отечественного и американских авторов радикально отличаются. Если Паршев предлагал оградить нашу (якобы фатально слабую) экономику от конкуренции «железным занавесом», то американские доброхоты предлагают отдать «мешающие» России территории развитым странам мира, пропагандируя идею «сжатия России». Паршев оправдывал разгильдяйство, а Хилл и Гэдди взялись решать иную идеологическую задачу: оправдать очевидный провал «рыночных» реформ 1990-х, проводившихся под диктовку зарубежных советников (причем, провал именно с точки зрения декларируемых целей – экономического роста, формирования «среднего класса», и т.п.). Дескать, все мы делали правильно, просто это неправильная страна с неправильной географией. Вот и верь после этого, что общественные науки были «служанками политики» лишь в СССР… В связи с этим примечательно, что в Институте экономики переходного периода (ИЭПП), больше известном как институт Гайдара, Паршеву дали резкую и хорошо аргументированную отповедь [21], но… Хилл и Гэдди там в большом почете! Странно, не правда ли? Забавно: сокращенные названия двух упомянутых институтов отличаются лишь одной буквой (ИЭОПП и ИЭПП), но как сильно различаются профессиональные позиции! И заплаты тоже (угадайте, в чью пользу).

    Кстати, я только что перечитал ту самую рецензию на книгу Паршева уважаемой И.В. Стародубровской, ведущего научного сотрудника ИЭПП, и обнаружил такой пассаж: «Вот арабские шейхи тоже очень озабочены. Только совсем не тем, чем господин Паршев. «У меня нет иллюзий, и у меня есть уверенность, что через пять лет произойдет резкое падение цен на нефть. А через тридцать лет проблема нефти вообще перестанет существовать, не будет покупателей» (Эксперт, 2001, № 38, с. 21). И это не просто слова, а прогноз фактического создателя ОПЕК, шейха Ахмада Заки Ямани. Ну как, вам все еще хочется… лишать страну вполне реальных доходов, чтобы оставить нашим детям ресурсы, которые, вполне возможно, никому не будут нужны?»

    Это, поясню, потому, что Паршев посмел предложить ограничить добычу и экспорт нефти, и тем самым – «лишить вполне реальных доходов»… ну пусть не всю страну (в свете приведенных выше данных о доходах децильных групп), но несколько десятков, без сомнения, лучших ее представителей. Повторю: Паршев, конечно, ученый никакой. Но замечу, что с 2001 года прошло уже не 5 лет, а больше. Динамику нефтяных цен за этот период каждый интересующийся может уточнить сам, и вряд ли можно придумать что-то менее похожее на предсказанное «резкое падение цен на нефть». Если в теории Дж. Саймона (кстати, предсказывающей уверенный рост цены сырья) предлагается определенное логическое обоснование, то арабский шейх, а вслед за ним и сотрудник ИЭПП, похоже, рассчитывали на какие-то мистические, необъяснимые силы, которые за 5 лет приведут к удешевлению углеводородного топлива, хотя замены ему в промышленных масштабах до сих пор не найдено. Шейху простительно верить в сверхъестественное, а вот кандидату экономических наук… В цитируемой рецензии, как и во многих трудах ИЭПП, вообще много интересного, но не будем отвлекаться.

    Вернемся к вопросу о целесообразности перехода от сырьевой модели экономики к высокотехнологичной. Как показывает проведенный выше анализ, в долгосрочной перспективе Россия, можно сказать, обречена на высокотехнологичное развитие – примитивные производства развивать в нашей стране, и правда, не очень выгодно. Но есть и еще один аргумент «за», который для наших «правых», скорее, является аргументом «против». Высокотехнологичный бизнес предполагает совсем иное распределение доходов в обществе, нежели сырьевой. Возьмем, к примеру, авиадвигатель. Он весит несколько тонн, и стоит несколько миллионов долларов. Зададимся вопросом: почему? Несколько тонн (с учетом стружки, обрезков, и т.п. – пусть даже десятков тонн) титана, легированной стали и дюралюминия стоят десятки тысяч долларов, ну пусть сотни. Но что же повышает их стоимость на порядок или даже два? Высококвалифицированный труд – рабочих, инженеров, ученых. И заработанные их трудом деньги им ПРИДЕТСЯ ПЛАТИТЬ (пусть даже не 335 тысяч долларов в год каждому – вычтем налоги, амортизацию недешевого оборудования, прибыль предпринимателя, но порядок величины не изменится). Не заплатишь – уйдут к конкурентам (квалифицированная рабочая сила – специфический ресурс). Сырьевому же магнату достаточно заплатить самим добытчикам несколько процентов стоимости продукции (иногда побольше – буровикам, иногда поменьше – шахтерам), и несколько десятков процентов – силовикам и чиновникам. Чтобы источник ренты не отобрали.

    Кстати, вопрос для экономистов-первокурсников: почему буровикам платят относительно прилично, а шахтерам – нет (чему свидетельство – вспыхивающие то в одном, то в другом регионе малоуспешные забастовки доведенных до отчаяния горняков, см., например, [22])? Условия труда как минимум не легче, а риск гораздо выше. Доходы владельцам шахт те же бокситы дают очень неплохие (список «Форбс» тому порукой). Так в чем же дело? Могу предложить следующий ответ – простой, хотя и не универсальный. Буровиков, как правило, приходится завозить на месторождения, не заплатишь – не поедут. А шахтеры (хоть в Североуральске, хоть в Донбассе) ЖИВУТ там, где работают. Живут в моногородах, где иной работы нет. И не особо-то уедешь, целые династии работают, иногда веками. А людям, которые все равно никуда не денутся – зачем платить много? Об этой милой особенности капитализма знали еще до Маркса…

    Зато уж в области нефтянки мы впереди планеты всей…

    Во всех вышеприведенных рассуждениях как само собой разумеющееся предполагается, что уж в самом нефтегазовом бизнесе у нас все хорошо. Однако… вот что пишет авторитетный отраслевой экономист, доктор экономических наук Семен Аронович Кимельман в статье [23]. Если в СССР коэффициент извлечения нефти (КИН) составлял не менее 50%, то сейчас у «эффективных собственников» он составляет 25..30%. Помнится, Илью Смирнова возмущало [24], что в учебниках «Экономикс» воспевают особый вид талантов – талант предпринимателя и бизнесмена. Мне кажется, зря возмущался уважаемый И. Смирнов: таких «успехов» – вдвое проиграть советской экономике в эффективности извлечения запасов из недр – могли достичь только особо одаренные люди… Следовательно, даже нефтегазовая наука нашей экономике даром не нужна. В самом деле, чтобы обеспечивать КИН на уровне 25%, не то что институт имени Губкина – любой нефтяной техникум дает явно избыточное образование.

    На первый взгляд, парадокс: ведь чем выше цена нефти, тем полнее следует извлекать ресурсы, поскольку становится выгодной разработка все более труднодоступных запасов (см. теорию «рога изобилия»). А тут все наоборот! Почему? Выше описана причина, по которой нынешние «эффективные собственники» лишь «надкусывают» месторождения, показывая КИН, который не назовешь иначе как хищническим разграблением природных богатств. Все дело в том, что в нынешней институциональной среде (как обосновано выше, почти неизбежной для сырьевой экономики) никакие они не хозяева. Чувствуя, что в любой момент могут лишиться источника ренты, они стремятся выжать из него максимум как можно скорее. Для тех, кто не в курсе: оказывается, нефтяное месторождение – это не бочка с краном: открыл вентиль – и подставляй ведро, конъюнктура изменилась – закрой кран до тех пор, пока не понадобится снова его открыть. Месторождение – это сложный организм, а его разработка – это длительный процесс, требующий терпения и планомерных действий. Это, образно говоря, работа не лесоруба, и даже не полевода – скорее, садовника. Опущу технические подробности, оставлю суть. Месторождение можно загубить, «заткнуть», стремясь максимизировать сиюминутный дебит скважин. А потом – хоть трава не расти, и минимум 70..75% нефти останется под землей.

    Так что даже сырьевой назвать нашу экономику – значит, сделать ей незаслуженный комплимент. Это не сырьевая экономика, это просто экономика варварская. При этом автор бодро заявляет, что наши нефтяники и газовики открывают все новые и новые месторождения. А нельзя ли поподробнее, «имена, пароли, явки»? Вот у меня другие сведения. Тот же С.А. Кимельман (информированный человек, зав. отделом ВНИИ геологии) пишет в работе [23], что по сравнению с советским периодом объем геологоразведочных работ сократился в десятки (!) раз (та же проблема обсуждается и в статье [4]). И о громких победах новых русских геологов, сравнимых с открытием Самотлора, я что-то не слышал. Те же месторождения, которые сейчас начинают осваивать, были открыты еще в советские годы. Не разведанные запасы растут, а извлекаемые (т.е. те, которые выгодно разрабатывать при нынешних ценах). Хотя из-за хищнической разработки многие из них переходят в разряд неизвлекаемых.

    Откровенность или провокация?

    Пора формулировать выводы. Радзиховский говорит: сейчас все хорошо, а вот при «совке» было плохо. Меня спросят: ну а ты что же утверждаешь?

    Что сейчас все плохо? Конечно, нет - жизнь есть жизнь, человек имеет право быть счастливым даже в самые сложные исторические эпохи. И я предпочитаю быть счастливым – все-таки это моя единственная жизнь. Но знать пороки существующего положения дел, стараться их исправить – необходимо. И, кстати, счастье возможно не только у тех, кто плывет по течению.

    Не хочу я сказать и того, что в СССР все было здорово. Но я понимаю, зачем наши «правые» «с тяжким звероподобным рвением» придумывают кошмары о советском прошлом. Они надеются, что «по контрасту» нынешние социально-экономические уродства будут выглядеть привлекательнее. Зря надеются. Как сказано в «Сказке про Федота-стрельца», «слава богу, отличаем незабудку от дерьма». То, что это – именно уродства, догадаются даже люди, никогда не жившие в СССР. Потому что эти уродства – не относительны, они абсолютны.

    В конце своей выдающейся (говорю это без иронии) статьи Л. Радзиховский кокетливо вопрошает: «Так чего больше в моей статье? Меланхолии, цинизма или оптимизма?» Я бы поставил вопрос иначе. Чего же в этой статье больше – откровенности (большинство нашей «элиты» думает именно так, как описал Радзиховский, но все-таки вслух в этом не признаётся)? Или провокации – чтобы читателей «зацепило» и они все-таки задумались? Я вот, например, задумался, и написал этот ответ.


    Примечания

    1. Радзиховский Л. Меланхолическое? Циническое? Оптимистическое? // «Взгляд», 06.05.2008. http://www.vz.ru/columns/2008/5/6/165647.html

    2. Илларионов А.Н. Как слезть с нефтяной иглы // газета “Аргументы и факты”, 14.12.2005. http://gazeta.aif.ru/online/aif/1311/09_01

    3. Саймон Д. Неисчерпаемый ресурс / Челябинск: Социум, 2005 – 797с.

    4. Лесков С. Станет ли Сибирь 52-м штатом США? (интервью с Г.Г. Малинецким) // Известия, 06.06.2008. http://www.izvestia.ru/obshestvo/article3117125/

    5. www.gks.ru

    6. Шевяков А.Ю., Жаромский В.С., Сопцов В.В. Социально-экономическое неравенство и бедность: состояние и пути снижения масштабов // Экономическая наука современной России, № 3, 2007, с. 62-74.

    7. Радзиховский Л. Расширенное воспроизводство // «Взгляд», 28.08.2007.

    http://www.vz.ru/columns/2007/8/28/104316.html

    8. Кагарлицкий Б. Невроз в офисе // «Взгляд», 07.04.2008. http://www.vz.ru/columns/2008/4/7/157651.html

    9. Соколов М. Тренеры и кучеры // Эксперт, 02.06.2008. http://www.expert.ru/columns/2008/06/02/naulitsepravdy/

    10. Гарнаев А., Ахромеев В. Аэроузел / М.: Издательский дом «Авиация и космонавтика», 1995 – 304с.

    11. Попов Л.С. Страстная неделя / М.: Издательский дом «Авиация и космонавтика», 1995 – 256с.

    12. Институциональная экономика: новая институциональная экономическая теория / под ред. проф. А.А. Аузана. М.: ИНФРА-М, 2005 – 416с.

    13. Кагарлицкий Б. Отповедь разозленного «молчуна» // «Взгляд», 31.03.2008.

    http://www.vz.ru/columns/2008/3/31/155953.html

    14. Базина Г., Малкова И. Гарвард заплатит за российскую приватизацию // Газета.ру, 04.08.2005.

    http://www.gazeta.ru/2005/08/04/oa_166262.shtml

    15. Соколов-Митрич Д. Пролетариат и клубника // «Взгляд», 01.05.2008.

    http://www.vz.ru/columns/2008/5/1/164491.html

    16. 2002 Economic Census. Manufacturing. Industry series / U.S. Census Bureau, 2004.

    17. Паршев А. Почему Россия не Америка / М.: АСТ, 2007 – 352с.

    18. Hill F., Gaddy C. Siberian Curse. How Communist Planners Left Russia Out in the Cold / Washington, D.C. Brookings Institution Press, 2003.

    19. Казанцев С.В. Вместо послесловия // ЭКО, № 6, 2004 http://econom.nsc.ru/eco/Arhiv/ReadStatiy/2004_06/Kaz_PS.htm

    20. Мельникова Л.В. Освоение Сибири: ревнивый взгляд из-за рубежа // ЭКО, № 6, 2004 http://econom.nsc.ru/eco/Arhiv/ReadStatiy/2004_06/Melnikova.htm

    21. Стародубровская И.В. Ну почему Россия не Гонолулу? // http://www.iet.ru/ru/nu-pochemu-rossiya-ne-gonolulu.html

    22. Тарасов А. Поучительная история «Красной шапочки» // «Скепсис», 06.05.2008.

    http://www.scepsis.ru/library/id_1971.html

    23. Кимельман С.А. Становление нефтегазовой экономики и ее развитие в современной России // Экономическая наука современной России, № 4, 2006, с. 99-111.

    24. Смирнов И. Из жизни призраков // Независимая газета, 31.08.1996.



  • Источник: http://scepsis.ru/library/id_2121.html
    Категория: Просто интересные статьи | Добавил: Polyakov (21.10.2008) | Автор: Владислав Клочков
    Просмотров: 6269 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 4.0/2 |
    Всего комментариев: 4
    1  
    А в чем не прав Паршев?
    Отечественные джинсы могут быть дешевле китайских?
    Ответ: Я тоже не понял, в чем "неправ" Паршев. Автор имел ввиду, что если выпускать дорогущие самолеты, то относительный вклад в себестоимость неблагоприятного климата будет небольшим. Только он забыл, что авиаиндустрия - это только верхушка айсберга, под которой тысячи более "примитивных" производств, и на каждом из этих производств работает фактор Паршева. Т.е. и самолеты все-таки тоже будут получаться значительно дороже.

    2  
    Это одна из лучших статей, которые я когда-либо читал. Автор - умница! Спасибо ему.

    3  
    Я согласен с автором. Немного поразмыслив над тезисами Паршева, я и сам пришел к таким выводам. Даже если во всём согласиться с Паршевым, то единственный приемлемый путь - это уж никак не самоизоляция и деградация, а экономика знаний. Именно интеллектуальный капитал - самое дорогое, что есть у любой страны. Даже с сегодняшних позиций наукоемкие товары могут продаваться в десятки раз дороже себестоимости. Какая тогда разница, даже если себестоимость будет в 3 раза больше. Но это не главное. Поиск и открытие новых, дешевых и мощных источников энергии вообще полностью опрокинет все эти теории. И ещё. Что толку плакаться на плохие условия? Может сразу завернуться в простыню и ползти на кладбище? Нет уж, лучше поискать нормальный выход из этой ситуации, тем более трудности - необходимое условие для прогресса.

    0
    4  
    Поиск и открытие новых, дешевых и мощных источников энергии вообще полностью опрокинет все эти теории. - а еще вечный двигатель, тоже может помочь.
    Никто не предлагает самоизоляцию и деградацию. Вы когда железную дверь себе в квартиру ставите - это самоизоляция?

    Имя *:
    Email:
    Код *:


    Сайт управляется системой uCoz