Воскресенье, 22.09.2019, 15:13Приветствую Вас Гость | RSS
 Пока народ безграмотен,
важнейшим ресурсом
для нас является
  Антикомпрадор.ру /как бы В.И.Ленин/  
» Меню сайта

» Обратите внимание!

Дело ИГПР "ЗОВ"


Политическая экономия
Учебник. 1954 г.


Необходимо знать:

Гибель Джонстауна - преступление ЦРУ (1978 год)


» Неслучайные факты
«Известия» пишут, что в расследовании причин аварии на Саяно-Шушенской ГЭС установили еще одну важную деталь. Оказалось, что шпильки, которые вылетели из крышки турбины, были сделаны из дешевой стали, которая не годилась для этой цели. Таким образом владельцы станции снижали расходы.

» Ссылки

» Статистика
Яндекс цитирования Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

Главная » Статьи » Статьи из Интернета » СССР, история, анализ

Иван Пырьев о своем времени

Посмотрели кино. "В шесть часов вечера после войны". Вера раньше его не видела.

- Ну как?
- Знаешь, вот война, горе. А хочется попасть туда. Счастливые люди, счастливая страна, которую они пошли защищать. Потому и победили, потому и встретились в шесть часов вечера после войны...

А мне вспомнился рассказ отца о его встрече с режиссёром этой картины:

Мне было 13 лет, когда я попал в кинопроцесс. Нашей соседкой по лестничной площадке была девушка, служившая помощником режиссёра. Она и зазвала меня сниматься в фильме про войну в маленькой роли пионера-партизана. Им там нужен был бесстрашный сорви-голова, а меня весь двор звал "Тарзаном" после того как я, забыв дома ключи, забрался по водосточной трубе на свой балкон на восьмом этаже. Главную роль партизана-комсомольца исполнял у нас сын известного тогда театрального режиссёра. Был он года на три старше меня, и звали мы его "Рыжим", хотя был он скорее блондинистым, но уж больно противным. Съёмки шли всё лето. Я там сразу со всеми (кроме Рыжего) подружился, но особенно гордился дружбой с пиротехником, который мне единственному разрешал не сдавать трофейный парабеллум, и я его везде таскал, заткнув за ремень.
Помню, не заладилась у нас одна сцена. По сценарию партизаны были окружены фашистами и готовились к решающему бою. И в это время они слышат по радио о нашей победе на Курской дуге и о первом салюте над Москвой. Как выразить радость людей, ясно понимавших, что почти все они через час-другой погибнут? По сценарию после радостного "Ура!!!" мы должны были спеть песню "Врагу не сдаётся наш гордый Варяг, последний парад наступает". Спели. Бодрячество какое-то. Да и "Варяг" тут ни к селу, ни к городу. А без песни ничего не получалось. Тут-то я и предложил спеть "Ой, вы кони, вы кони стальные". На что Рыжий заявил, что песня эта плохая, написана в 1937 году во время репрессий, когда весь народ жил в страхе и работал из под палки, и петь он её потому не будет. Я ему ответил, что песню эту перед войной пела вся страна, а народ песни из под палки не поёт, и что он, рыжий - дурак и кулацкое отродье. Рыжий кинулся в драку, а был он на две головы выше меня. И когда я заломил ему руку, сидя на нём верхом, он орал как резанный. На следующий день у меня конфисковали парабеллум и пропуск на студию, а сам я был изгнан из киногруппы за нарушение дисциплины... А ещё через три дня в нашу дверь позвонили, я открыл и застыл в изумлении. На пороге стоял ... Пырьев. Я его узнал по моему любимому кинофильму "Мелодии Дунаевского", где он с экрана сказал такие слова: "Пройдут годы, наши кинофильмы износятся, состарятся. Но песни Дунаевского будут жить и жить. Мелодии их станут народными". Он вошёл, спросил, я ли это поколотил Рыжего за песню Дунаевского, и где он может со мной поговорить? Мы прошли в большую комнату, устроились на диване и проговорили ... два часа. Спрашивал он: Чем живу, почему полез в драку из-за песни, как учусь, что читаю, какое кино смотрю, как отношусь к Советской власти, к Сталину... В конце спросил, хочу ли я дальше сниматься в кино? И сам тут же ответил: "Брось ты это кино, ни к чему хорошему оно тебя не приведёт, а не то ещё, не дай бог, станешь Рыжим". Тут я осмелел и уже сам спросил:
- Иван Александрович, но Вы-то ведь работаете, "Карамазовых" ставите, почему мне-то нельзя?
- Время такое нынче. Время Достоевского. Не моё.
- Не Ваше?
- Моё кончилось в 53-м. Это время я слышал. И твой Дунаевский слышал. Наше было время. Наше с тобой. Учись! Тебе его возвращать. Прощай. Спасибо за песню.


Это было в 1967 году. Через полгода Пырьев умер.

Источник: http://gurubrahmin.livejournal.com/43942.html
Категория: СССР, история, анализ | Добавил: Polyakov (25.08.2008)
Просмотров: 1565 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email:
Код *:


Сайт управляется системой uCoz