Суббота, 21.10.2017, 04:07Приветствую Вас Гость | RSS
 Пока народ безграмотен,
важнейшим ресурсом
для нас является
  Антикомпрадор.ру /как бы В.И.Ленин/  
» Меню сайта

» Обратите внимание!

Дело ИГПР "ЗОВ"


Политическая экономия
Учебник. 1954 г.


Необходимо знать:

Гибель Джонстауна - преступление ЦРУ (1978 год)


» Неслучайные факты
Кто начал гражданскую войну в России
«Петербургская жизнь носила в те недели довольно своеобразный характер. Той железной дисциплины, с которой правят ныне большевики, не было тогда еще и в помине. Террора еще не существовало, нельзя было даже сказать, чтобы население боялось большевиков.
Газеты большевистских противников еще выходили, и политика Советов подвергалась в них жесточайшим нападкам...
В эту раннюю эпоху большевизма опасность для телесной неприкосновенности и жизни исходила не от правящей партии, а от анархистских банд...
Я нарочно упоминаю об этой первоначальной стадии сравнительной большевистской терпимости, потому что их последующая жестокость явилась следствием обостренной гражданской войны.
В гражданской же войне немало повинны и союзники, вмешательство которых возбудило столько ложных надежд... Нашей политикой мы содействовали усилению террора и увеличению кровопролития».
(Локкарт Р. «Буря над Россией». Рига, 1933, страница 227).

» Ссылки

» Статистика
Яндекс цитирования Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

Главная » Статьи » Статьи из Интернета » СССР, история, анализ

Люди искусства о коммунизме и СССР

А что никто не может возвысить голос против коммунистов по существу - это показывает, что или коммунисты правы или нет совести народной.

(Михаил Пришвин, писатель-классик, помещик, антикоммунист)

 

С этого момента я разлюбил нашу нищую Русь.

Милостивые государи!

С того дня я еще больше влюбился в коммунистическое строительство. Пусть я не близок коммунистам как романтик в моих поэмах,  - я близок им умом и надеюсь, что буду, может быть, близок и в своем творчестве.

...Обиженным на жестокость русской революции культурникам не мешало бы взглянуть на историю страны, которая так высоко взметнула знамя индустриальной культуры. (Соединенным Штатам - Н. М.)

(Сергей Есенин, поэт-классик)

 

В самой большой стране на земном шаре социализм победил и доказал свою жизненную силу ... в истории человечества отныне и навсегда есть только один путь к прогрессу.

(Генрих Манн, писатель, автор романов "Верноподданный", "В маленьком городе")

 

Напрасно кровавою пеленою

Страну нашу мните покрыть -

И встанут народы живой стеною

И скажут: "Тому не быть!"

Уже полмиллиарда новых друзей

Прислали нам свой привет,

И в старой Европе все больше людей,

Которым с каждой минутой ясней,

Откуда приходит свет.

...

Осуществленною мечтою

И счастьем полон каждый час,

И вы постыдной клеветою

Не смеете тревожить нас.

(Анна Ахматова, поэтесса, основатель движения акмеистов)

 

После коммунистов я больше всего ненавижу антикоммунистов.

(Сергей Довлатов, писатель, диссидент, эмигрант)

 

Дело в том, что многие интеллигенты, даже те, которые считают исторической необходимостью смену капиталистической системы социалистической, боятся трудностей переходного периода. Они вполне искренне желают мировой победы социализма, но их тревожит вопрос о собственной будущности в период великого социалистического переворота. Сердце их отвергает то, что утверждает их разум.

(Леон Фейхтвангер, писатель)

 

В наших умах судьбу культуры мы связываем с СССР. Мы будем его защищать.

(Андре Жид, писатель, лауреат Нобелевской премии по литературе)

 

…Ты понимаешь, я всегда чувствовал, что буду вступать в партию в обстановке жестокой борьбы. Но действительность превзошла все мои предчувствия. Я вступил в партию в тот момент, когда все соединение находится в окружении, то есть накануне решающего и смертельного боя для меня и моих товарищей. На душе у меня удивительно спокойно и хорошо. В боевой обстановке я и вообще спокоен, а теперь к этой всегдашней уравновешенности прибавилось еще новое чувство. Гордость. Сознание того, что я прожил свою жизнь не даром, и если придется умереть, то не даром умру.

(Юрий Крымов, писатель, автор книг «Танкер «Дербент»», «Инженер», погиб на фронте в сентябре 1941 года)

 

Когда из этой гнетущей атмосферы изолгавшейся демократии и лицемерной гуманности попадаешь в чистый воздух Советского Союза, дышать становится легко. Здесь не прячутся за мистически-пышными фразами, здесь господствует разумная этика, действительно "more geometrico constructa" (построенная по правилам геометрии - Н. М.), и только этим этическим разумом определяется план, по которому строится Союз. Таким образом, и метод, по которому они там строят, и материал, который они для этой стройки употребляют, абсолютно новы. Но время экспериментирования осталось у них уже позади. Еще кругом рассыпан мусор и грязные балки, но над ними уже отчетливо и ясно высятся контуры могучего здания. Это настоящая вавилонская башня, но башня, приближающая не людей к небу, а небо к людям. И счастье благоприятствует их работе: люди, строящие ее, не смешали своих языков, они хорошо понимают друг друга.

Как приятно после несовершенства Запада увидеть такое произведение, которому от всей души можно сказать: да, да, да!

И так как я считал непорядочным прятать это "да" в своей груди, я и написал эту книгу.

(Леон Фейхтвангер "Москва 1937")

 

Дорогой Саша! Когда я прочел в “Правде” твою статью “О гуманизме Сталина”, мне захотелось написать тебе. Мне подумалось, что облегчение от чувств, теснящихся во мне всю последнюю неделю, я мог бы найти в письме к тебе. Как поразительна была сломившая все границы очевидность этого события, и его необозримость! Это тело в гробу с такими исполненными мысли и впервые отдыхающими руками вдруг покинуло рамки отдельного явления и заняло место какого-то то как бы олицетворенного начала, широчайшей общности, рядом с могуществом смерти и музыки, могуществом подытожившего себя века и могуществом пришедшего ко гробу народа... Какое счастье и гордость, что из всех стран мира именно наша земля стала родиной чистой мысли, всемирно признанным местом осушенных слез и смытых обид!

(Борис Пастернак, поэт, лауреат Нобелевской Премии по литературе, из письма к А. Фадееву)

 

Католики и коммунисты совершили великие преступления, но они, по крайней мере, не стояли в стороне, как современное общество, не были равнодушны. Я лучше обагрю руки кровью, чем умою их, как Пилат….

(Грэм Грин, английский писатель-католик)

 

Пусть гнал нас временный ущерб

В тьму, в стужу в пораженья, в голод:

Нет, не случайно новый герб

Зажжен над миром Серп и Молот!

Дни воссияют маем небывалым,

Жизнь будет песней: севом злато-алым...

(Валерий Брюсов, русский поэт, классик, член ВКП(б))

 

Фильмы делаются в Москве, а здесь [в Голливуде] делаются деньги.

(Чарльз Чаплин, актер и режиссер, 1929 год)

 

СЛОВО О ПАРТИИ

Знать, никогда не кончится

Тяга людей к тебе.

Каждому очень хочется

Жить, как и ты, в борьбе.

Жить не умеем без смысла мы.

Знаем: всегда в пути

Надо быть с коммунистами,

Чтоб в коммунизм войти.

(Николай Рубцов, поэт)

 

К моменту революции я притащил сорокалетний хвост, который сразу не отрежешь. Было у меня много предрассудков, кажущееся благополучие, мертвые традиции, равнодушие к окружающей действительности. Можно было, конечно, поторопиться и перекраситься снаружи в красный цвет. Мне это казалось несолидным. Я стал переделываться изнутри, я стал активным строителем нашей героической жизни.

(Иван Москвин, актер и режиссер)

 

Каждый из  нас должен  гореть,  как  факел,  на  путях пролетариата к созданию  интернационального  социалистического  единства рабочей  энергии, творящей новую историю. Трудовое человечество нашей планеты  слишком  много страдало  от  общего  врага  его  —  капиталиста, безразлично,  кто  он  по национальности —  англичанин, немец, русский, японец. 

(Максим Горький, писатель, "Обращение к революционным писателям Китая")

 

Я знаю на собственном опыте, что такое нищета, что значит быть изгоем. Это усилило мою природную ненависть к господству, а Бирма раскрыла мне глаза на природу  империализма. Но всего этого было еще недостаточно, чтобы выбрать для себя политические ориентиры. Испанская война и другие события 1936-1937 годов перевернули меня, и отныне я знал, на чем стою. Каждая строка, написанная мною, начиная с 1936 года, прямо или косвенно направлена против тоталитаризма и в защиту демократического социализма, как я его понимал.

(Джордж Оруэлл, писатель, автор романа "1984") 

 

Отрицать социализм из-за недостойного поведения социалистов столь же абсурдно, как отказывать себе в поездках по железной дороге из-за дурных кондукторов.

(Он же)

 

На ветру Знамя Красное бьётся...

Не позволим святыне упасть!

И не дрогнем.

                          А если придётся,

здесь умрём за Советскую власть.

(Нина Кочубей поэт и драматург, участник обороны Дома Советов в 1993-м)

 

Предупреждение тем, кто не состоит в коммунистах: даже Бог принадлежит всем, не говоря уже о прочем.

(Шарль Бодлер, французский поэт)

 

Если еще и есть надежда избежать гибели, которая угрожает нынешней Европе, ее обществу, ее искусству, то надежда эта в социализме. Только в нем я вижу источник новой жизни, все остальное – лишь догорающий древний огонь...

(Ромен Роллан, писатель, лауреат Нобелевской премии по литературе)

 

Пусть бушует в каждой строчке простор,

Пусть невзрачные тетрадные листки

Вместе с хлебом

лягут к людям

на стол!

Чтоб никто им не сказал: «Угомонись!..»

Чтобы каждый им улыбкою ответил.

Потому что создаем мы

Коммунизм –

Величайшую поэзию на свете. 

(Роберт Рождественский, поэт)

 

Да, Фидель - диктатор. И, страшно сказать, коммунист. Ну и что? Если это не пугает даже Европу, изрядно полевевшую и скучающую по сильным личностям, то для Латинской Америки диктатура вообще не страшилка, а вполне легитимная форма правления. Более того - не в благообразных и циничных либералах, а именно в "простых и сильных людях" искала опоры и защиты тамошняя беднота (из которой частенько и выкарабкивались каудильо), и благодарная память о беспощадных, но справедливых тиранах, о сержантах, ставших генералами, и генералах с повадками сержантов поныне живет в народе. Фидель Кастро - такой же.

…Смешно доказывать сальвадорцу, что "барбудос" убили около 17 тысяч "диссидентов": он-то знает, что за тот же период в его стране военщина вырезала вдесятеро больше вообще ни в чем не повинных индейцев. Не стоит напоминать парагвайцу, что с "острова Свободы", рискуя жизнью, бегут тысячи кубинцев: он, ухмыльнувшись, ответит, что его страну, где никаких левых у власти отродясь не было, покинула почти половина населения. И уж конечно нет резона толковать о крохотной зарплате и продуктовых карточках гражданину Гаити, где люди просто и без затей мрут от голода на улицах. Зато все трое хором сообщат, что на Кубе бесплатная, очень неплохая медицина и довольно приличное, тоже бесплатное образование. И это будет чистая правда.

(Лев Вершинин, писатель, поэт, переводчик, антикоммунист и консерватор)

 

Думаю, я из поколения, которое прожило несколько жизней, один из меня остался в Советском Союзе, другой – в независимости, третий – в войне. Но я-то один.

— Какая из жизней, которую вы прожили, была самая счастливая?

— Честно — при Советском Союзе. Не потому, что я хочу его вернуть... Нас сразу не тащили в милицию. Куда бы ни ездил со школой по путевкам, везде было спокойно и понятно: если ты ничего не сделал, то тебя никуда не заберут. Я рос и мечтал быть человеком мира — я хотел жить везде. Но теперь, когда все это произошло, я нигде не чувствую себя спокойно: ни в Грузии, ни в России, конечно.

(Мурад Мазаев, чеченский режиссер (автор фильма «Маршо»), из интервью «Новой Газете»)



Источник: http://mendkovich.livejournal.com/380258.html
Категория: СССР, история, анализ | Добавил: Polyakov (27.05.2008)
Просмотров: 1611 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email:
Код *:


Сайт управляется системой uCoz