Суббота, 24.06.2017, 11:51Приветствую Вас Гость | RSS
 Пока народ безграмотен,
важнейшим ресурсом
для нас является
  Антикомпрадор.ру /как бы В.И.Ленин/  
» Меню сайта

» Обратите внимание!

Дело ИГПР "ЗОВ"


Политическая экономия
Учебник. 1954 г.


Необходимо знать:

Гибель Джонстауна - преступление ЦРУ (1978 год)


» Неслучайные факты
Редьярд Киплинг: «Русские думают, что они самая восточная из западных наций. А между тем они всего лишь - самая западная из восточных».

» Ссылки

» Статистика
Яндекс цитирования Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

Главная » Статьи » Статьи из Интернета » Лукашенко, Белоруссия

Так говорит Лукашенко - 2

Наконец-то набрался сил, прочитал интервью Лукашенко от 2 октября - как всегда шедевр. Но текст довольно длинный, не каждый осилит, поэтому не пожалел времени, сделал выжимку (все равно длинно вышло, но короче не получается).


О "молочных войнах" и ОДКБ:
Во–первых, у Вас абсолютно неточная информация. Из–за «молочных войн» мы не отказались от каких–то мероприятий в рамках ОДКБ. И даже не мы... Я готов взять ответственность на себя. Это я отказался в это время ехать в Москву. Если бы это не ОДКБ было, а СНГ, я бы тоже не поехал. И если бы это был Высший Госсовет Союзного государства, я бы тоже не поехал. Вы меня поймите, когда чисто из субъективных побуждений, чтобы нас «наклонить» или проучить, на границе без всяких предупреждений под надуманным предлогом были остановлены полторы сотни рефрижераторов со скоропортящейся продукцией, которая шла в Российскую Федерацию. Мы просили: давайте отсрочим, давайте на неделю. Ну нельзя на границе держать. Давайте вы пропустите эти машины, мы больше не будем грузить вам продукцию с заводов. Но нельзя же на границе держать, ведь потом же ее даже свиньям не скормишь. Это надо было там же выливать в овраг все. И это не только молоко, это тысяча наименований молочных продуктов, которые с удовольствием покупают в России. Если здесь есть люди брянские, смоленские, псковские и из Подмосковья, они знают. Они покупали белорусскую продукцию. Поэтому, поймите, это был исключительно субъективизм. Это был выпад против нашего государства. Что мне оставалось делать? У меня ведь нет таких рычагов, как у России на Беларусь. Поэтому я вынужден был демонстративно от этого отказаться. И к ОДКБ это не имеет никакого отношения... Мы все процедуры по подготовке документов к подписанию на сегодняшний день закончили. Более того, я своим коллегам сказал, что если вы на меня в чем–то обижены, то я готов председательствовать в ОДКБ и будущий год. Они согласились. Поэтому белорусская сторона сполна компенсирует свою задолженность перед Организацией Договора о коллективной безопасности.

Об отключении газа:
Касьянов не принимал это решение. Он правду пишет. Более того, Касьянов был категорически против таких подходов. Потому что он знал, что экономические последствия, и особенно имиджевые, будут очень плохие. А расхлебывать это придется Правительству. То есть ему и нашему соответственно. Не потому что он так крепко любил Беларусь. Вот он тогда был против того, чтобы перекрыть газ. И он действительно до последней минуты был против этого. А как было на самом деле, это долго можно рассказывать. Это было решение Президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина. Я об этом публично тогда говорил, но меня начали долбать за то, что я публично адресовал это обвинение Президенту России. Тогда же утром, на следующий день, когда был 25–градусный мороз, была закрыта подача природного газа на территорию Беларуси, я об этом сказал. Было элементарно просто. Шел спор по подписанию контракта. Было сильное повышение цены. Мы просили этого не делать, потому что второе повышение мы просто не выдержим... И, в конце концов, когда шла эта неразбериха с подписанием контракта, мы сказали: «Ладно, ну что же, ваш природный газ, поднимайте цену. Но тогда мы поднимаем транзит природного газа российского через нашу территорию на Запад». Ну пусть Германия заплатит. Что, бедные? Ну, может, «Газпром» где–то немножко заплатит. Тоже небедный. И притом речь шла там о копейках. Мы должны были после повышения цены за год, по–моему, 5 миллиардов дополнительно понести потерь. А по транзиту повышение получилось вроде бы миллионов 160 или 200. Но не больше двухсот. Нам в ответ: «Нет, мы это делать не будем. Что вы тут ерепенитесь? Нет — закроем». И вот я как сейчас помню, Путин летел тогда в Киев, у нас состоялся с ним разговор этот. Логика нормальная, тогда какие–то праздники были или выходные, он говорит: «Александр Григорьевич, не переживай, мы разберемся тут». Через час он мне снова звонит в резиденцию и говорит: «Вот тут мои (дословно) мне говорят, что это не так, и так далее. Мы вот вынуждены...» Я говорю: «Не делай этого, потому что это приведет к страшным потерям в белорусско–российских отношениях. Этот рубец потом не зарубцуешь ничем». Уже на повышенных тонах шел разговор... И ночью был перекрыт природный газ. Вот как это было в деталях.
Поэтому не Касьянов принимал это решение. Он прав. Это было решение Президента России. Правда, когда уже увидели, что не мы теряем, а Россия теряет, что штрафные санкции будут выставлены и так далее, он мне позвонил и говорит: «Александр Григорьевич, давай забудем. Ну откройте там, на Запад». Ведь перекрыли нам газ, перекрыты были на Европу поставки газа. Я говорю: «Понимаю, надо лицо сохранить. Но мне тоже. За мной тоже страна стоит и народ стоит». Ну спорили, спорили, говорю: «Ладно». Я отступил. Были открыты все каналы на Запад, и он открыл задвижку на Беларусь.
//Лукашенко у Путина как бельмо на глазу//

Об "обходных" трубопроводах:
Ну почему не по Беларуси? Ведь предлагаем самые льготные условия. Когда Рем Вяхирев приехал ко мне, а меня только избрали, 1995 год, по–моему, был, он приехал ко мне и говорит: «Александр Григорьевич, вот мы проект давно сделали Ямал — Европа, но не можем начать. Шушкевич против, ваши вот против, Кебич против. Бывшее руководство националистическое наше, им не Россия нужна была. Я говорю: «Какие вопросы, давайте стройте». — «Как строить? Земля не отведена, то не сделано...» — «Начинайте, — говорю, — строить. Я вам все документы подготовлю, и они будут подписаны. Земля будет ваша под этими трубами». Он так поднялся, на меня посмотрел, думает: ну, наверное, молодой, он не понимает, что говорит, потому что серьезный проект ведь, не решив какие–то детали, как можно начинать миллиардный проект? Я говорю: «Или вы завтра начинаете строить, или больше ко мне не придете». Он вынужден был начать. И мы через полгода только закончили процедуру отвода земель, когда уже трубы были положены. И когда сдали через два года эту трубу, он приехал на открытие и вспомнил это. Говорит: «Я нигде, ни в одной стране такого не встречал — сказал, пообещал, мы начали делать, поверив». Мы свое слово сдержали. Более того, мы освободили от всех налогов это строительство. И тогда потеряли около миллиарда долларов, наш бюджет потерял. Но мы знали, что это общее дело. И мы это строили. И параллельно создавали инфраструктуру для другой трубы. Сегодня надо только класть трубу, всё есть. Нет, надо по Балтике... Ну хорошо, кладите по Балтике. Сегодня придумали еще в обход Беларуси: нефтепровод «Дружба» не нужен, надо независимость, погнали трубу с юга на север, в Санкт–Петербург. Просчитали — на каждой тонне потери до 24 долларов. Зачем вам это? Деньги некуда девать? Может быть...

О "торговой пирамиде":
На одной из встреч, это уже был «поздний» Путин, он мне говорит: «Александр Григорьевич, недобросовестная конкуренция. Наши молокопроизводители жалуются, что вы привозите в Россию товар дешевле, чем наш». Я говорю: «Так это же благо для вас. Что тут плохого? Все равно ведь товара не хватает, в том числе и молочных продуктов. Мы — дешевле, а они поставляют дорого. Вы с них спросите, чтобы они поставляли такой же товар, как мы. У вас же газ, нефть дешевле для производителей. А мы рентабельно производим и поставляем вам дешевый товар». Это недобросовестная конкуренция? То есть ваши толстосумы, которые занимаются переработкой молочных продуктов (и мясных в том числе, если уже об этом секторе говорить, а так везде), не способных конкурировать с нашей продукцией по цене и качеству, начинают подпирать, лоббировать в правительстве. Я ему раз об этом рассказал в Москве, потом в Минске, потом, когда он уже был премьер–министром, разложил ему, что происходит. У вас все с ног на голову поставлено, у вас крестьянин, который производит молоко (это я Путину рассказывал, показывая эту «пирамиду»), имеет 6 — 7 процентов от конечной цены на молоко. Посредник, который это скупает, и переработчик имеют, допустим, 25 — 30 процентов. Итого — под 40. А все остальные 60 процентов — кто? Торговля: оптовики и розница. «Так какой крестьянин, — я ему говорю, — будет производить молоко? Переверни, — говорю, — эту «пирамиду». Отдай крестьянам хотя бы 40 процентов в цене за молоко. Часть — молокоперерабатывающим заводам (у нас сколько, 18 или 20 процентов молокопереработка стоит?)... А торговле отдай 6 — 7 процентов — это ее деньги, она будет рентабельной. Ну близко к этому пересчитай». Вот в чем вопрос, если уж говорить о цене и проблеме. У нас она была, но мы ее быстро решили, установив: закупочную цену, цену переработки, торговли. Естественно, налоги и так далее. И вот с этого началось. Говорят: «Вы конкурируете недобросовестно, дешево поставляете — наши жалуются, наши не могут». Заставьте их торговать по нашим ценам, потому что у вас себестоимость должна быть ниже. И она ниже. Но где деньги? У частников. Частник никогда не будет озабочен народом, государством. Он большие прибыли кладет себе в карман. Вот почему я сказал, что у вас не заинтересованы в дешевом товаре.

О кризисе и либеральной экономике:
Хочу вас обратить к интересному наблюдению. Вот кризис. Кому вы помогаете сейчас, государство? Частным банкам, частным предприятиям (к примеру, там... известные фамилии, не буду называть, звучат). А ведь вчера и сегодня «Форбс» и другие журналы печатают, сколько же они накопили на приватизации, работая в этих хороших условиях. Миллиарды. Так почему же они, приватизировав газ и другие предприятия, сегодня не вкладывают свои деньги в эти предприятия, а идут к народу российскому и говорят небогатому народу: «Дайте из бюджета нам». Ты вложи свои деньги. Ты где–то в оффшорную зону вывез, сложил, на Западе у тебя где–то деньги. Вложил? Нет. Государство нигде не денется, потому что иначе придется предприятие закрывать, — будет помогать. А тут можно было бы вложить, но где гарантия, что и эти деньги не пропадут, не уйдут?! Вот он и держит свои деньги, а государство начинает «доить». А у Путина и Медведева выхода нет. Или, как в Пикалево (это просто такой пример, таких мест много), люди выйдут на улицу без зарплаты. Или надо помогать. А помогать — это из бюджета вливать.
Вот вам и либеральная экономика, и частник. Вот он показал себя в этот кризисный период.

О лекарственной независимости:
Вы знаете, я не могу похвастаться, что мы сто процентов производим лекарств. Ни одна страна столько не производит. Примерно под 40 процентов мы производим собственных лекарств. Но это основные, нужные для людей лекарства. Где–то 60 процентов, наверное, мы покупаем. Поэтому массированно вливание делаем в это производство. Потому что, Вы абсолютно правы, безопасность в этой сфере для любого государства очень важна. Но основные лекарства у нас есть.

О белорусских комбайнах:
Когда у вас «Россельмаш» фактически прекратил существование, мы вынуждены были свой комбайн делать. Ведь за 150 комбайнов заплатили, и только, наверное, через 10 лет они нам поставили эти комбайны. Потому что уже на уровне государства вашего подняли вопрос: ну отдайте хоть то, за что заплатили. И мы видели, что мы нигде, кроме Запада, комбайн не купим. Потому что нет российских «Донов». Остановился завод. А у нас нечем было убирать, как у вас. И тогда я лично, помню, принимал эти решения. Мы же за это время, за 10 лет, три этапа прошли. Третий комбайн делаем — он уже на уровне немецкого. Но в два раза дешевле. А так бы мы ходили и покупали у немцев, американцев. Мы у них покупаем «Джон Диры», «Лексионы» и прочее. Но это только там, где 100 центнеров урожайность. А таких полей уже немало сегодня. Но это не основные поля. Мы создали свой комбайн, который уже убирает, вот в этом году мне докладывали, и 90 центнеров с гектара.

О Абхазии и Осетии:
У нас прекрасные с ними отношения, особенно с Абхазией. Я уже много раз об этом говорил, что для Абхазии я очень хороший человек. Почему? Потому что в свое время в СНГ при Ельцине и Шеварднадзе внесен был проект, который блокировал Абхазию. То есть был проект такой, что никакого общения с Абхазией напрямую, только через Тбилиси, и объявить экономическую блокаду, чтобы они были вынуждены признать это. У нас консенсусом эти вопросы принимались, поэтому я сказал: «Нет, я не буду подписывать». И единственный я не подписал это решение, и оно не вступило в силу. Абхазцы это помнят, знают и очень ценят.
Вы помните, центральные СМИ, явно подконтрольные государственным чиновникам, начали нас просто травить: «Не признает, потому что 500 миллионов долларов не дали». Как будто я за деньги должен признать эти республики... Ну и пошла эта волна в тот момент, когда мы должны были признать. И об этом знали ваши руководители. Поэтому я сказал: «Стоп, ребята. В этой ситуации так не будет». Понимаете, все делалось под то, чтобы на этом еще получить какой–то капитал известно кому. Мы, мол, их «наклонили», они никуда не делись, признали...
И я недавно об этом сказал: «Вы сами создали такую ситуацию, поэтому терпите». Я не хочу конкретизировать. Очень больная тема. Но уже как человек искренне я вам сказал, что давно надо было это сделать. Но не мы в этом виноваты. Я думаю, что разберемся...

О коррупции:
Для того чтобы не было коррупции, самое главное — это ты должен быть некоррумпированным. Понимаете? Ты, премьер–министр, председатель Национального банка, первый вице–премьер, рядом еще один вице–премьер...
Короче, не будешь воровать ты — не будут воровать твои подчиненные, и так по вертикали. Поэтому всегда надо начинать с себя...
Если ты сам миллиард имеешь где–то, то против какой ты коррупции будешь бороться? А если нет воли высшего руководства и нет этой борьбы жестокой — коррупция непобедима...
У нас невозможно, чтобы купили должность или кресло депутата. Ну невозможно, вы понимаете? У нас невозможно, чтобы человек был назначен за какую–то мзду. Мозги, талант, способности. Ну, может, там ты где–то проскочишь на какую–то должность... но потом все равно через месяц–два мы тебя вычислим... Никаких здесь сверхъестественных секретов я вам не открою. Ничего здесь выдающегося нет. Всё мы знаем, как надо делать. Но надо делать — вот главное.
Ну и дети, семья. Они, если ты государственный человек, должны возле тебя быть. Они не могут быть бизнесменами. Ну представьте: у меня сын — бизнесмен. Ну ясно, что был бы процветающим, так же? И не надо мне никому звонить и говорить, поддерживать. Фамилия сама за себя будет говорить. Никаких родственников, близких в бизнесе быть не должно, а желательно, и дальних. Ни один человек у Президента Лукашенко — ни дети его, ни родные, близкие и дальние, — бизнесом не занимается. У нас вообще–то и нельзя это, а у вас можно... Однажды мы едем, не буду называть фамилию, в одной республике вашей в автобусе. Едет ваш Президент бывший, и руководитель республики рассказывает: «А это вот моего сына, он занимается бизнесом...» Я сижу возле окна и смотрю, думаю: «Ничего себе». Но главное, что меня поразило, — он запросто перед Президентом говорит, что его сын занимается бизнесом. Я так понял, что, значит, у вас это разрешено. А у нас это не разрешено.

О себе и "пофигистах":
Народ за тобой никогда не пойдет, если ты «пофигист» в душе и если ты говоришь и не переживаешь это. Недавно я разговаривал с одним очень богатым человеком, который инвестирует в нашу страну. Хороший такой был разговор. Он начинает тоже мне вроде такого рассказывать — о диктатуре, о порядке, обо всем, потом говорит: «Вот вы не первый год, вы устали — не устали?..» Я говорю: «Честно, устал». Вот я когда был руководителем и работал в промышленности, и на селе особенно... Просыпаешься и в окно сразу: уборка идет, погода хорошая — хорошо. Дождь день, два, три — иногда себя замордуешь настолько (а ведь ты же не изменишь эту погоду, ну что там убиваться), что третий день до конца уже еле доживаешь. Думаю: ну все, оторвался, депутатом стал, потом Президентом, ну уже ведь дальше от земли. Но все равно каждое утро смотрю. Вот сегодня такой ураган был — вы все спали, а я не спал. Думаю: Боже мой, положит эту кукурузу. Мы тянули, хотели зерна этого побольше получить. Сейчас масса проблем с этой погодой. Окно открываешь — опять смотришь на улицу. Понимаете? Вот как было раньше, когда ты непосредственно за это отвечал, так и осталось. Это должны видеть люди. Ты все должен переживать. Все! Если ты этого не переживаешь... Поверьте, народ нас нутром чует, особенно славяне. И у нас же не так, как на Западе. На Западе власть вроде бы сама по себе, а люди сами по себе. А у нас же народ такой, что он все с тобой связывает. Судьбу детей своих, свою судьбу и так далее. Ты должен этим жить. Только такие руководители, не только Лукашенко, будут добиваться успеха. Их люди будут понимать.
//Путин - пофигист?//

О союзном государстве:
Я просто Вам задам, может быть, риторический вопрос, может быть, по существу: а Вы этого хотите? Союзного государства или этого содружества, как Вы сказали, на классических, честных принципах?..
И я задаю вопрос: «Слушайте, а почему вы сразу нам предлагаете российский рубль? Почему? Давайте, как в договоре записано, что нам надо сначала создать Конституцию Союзного государства. Где будет прописано, какая валюта, какой общественный строй, какие органы власти, управления и так далее. Это же подписано... Мы с Путиным обменивались ра­ тификационными грамотами, он уже утверждал это соглашение. Почему отходим? Почему вы от этого отходите? Кого вы боитесь?...
Тогда у нас возникают вопросы: может быть, уберем белорусский рубль, который сегодня укрепляется, пользуется доверием. Нам дадут российский, потом приватизация, либерализация пойдут, и все, как это в России. И коррупция следом... «И вообще, может, мне за зарплатой на поклон придется ехать в Кремль, как это было когда–то?» — я цитирую самого себя, когда я разговаривал с Путиным, когда он мне предложил, что российский рубль — это благо. Скажите, зачем, что за этим стоит? Почему мы отказываемся от того процесса, который подписан в договоре мною и вами? Почему?
Чего вы боитесь? Вот вопрос. Ну и поскольку это кое–кому не надо в России, а процесс–то популярный, и не только среди таких людей, как вы, но и в народе, надо на кого–то свалить. Сделали врагом Лукашенко. Ну а как Лукашенко ответит, что он не враг? Ну как ему сказать? ОРТ у меня нет, РТР у меня нет, НТВ у меня нет, даже в газете меня не публикуют, а если публикуют — враг!
Вы думаете, я не знаю, какие процессы проходят, когда мы вас собираем и по вашему желанию приглашаем в эти пресс–туры? Да знаем. Знаем, когда где–то зовут, говорят: «В Беларусь ты не поедешь, а если поедешь, имей в виду, материал твой не пойдет. А если и пойдет, пойдет так, как я скажу». Многих просто не пускают. Не пускали и не пускают. Ну так же было?
//И.Слуянов, телерадиокомпания «Молодая культура Сибири»: Так.//
Мы знаем эту всю информацию. Мне докладывают. Почему, спрашивается, если вы хотите с нами равноправного, честного, порядочного союза? Так кто в этом виноват?
И мы в этом плане должны взять ответственность на себя и сказать, что мы виноваты, руководители, в том, что этого не произошло. Причина исключительно субъективная. Я ее не буду называть, вы ее хорошо знаете...

О писателях:
Я помню встречу с белорусскими писателями. Пришли ко мне: «Не издают, не печатают, плохо то, плохо это». — «Хорошо. Стойте. Кто написал «Войну и мир»?» Они мне называют автора. Я говорю: «Сам знаю. Из вас кто написал?» — «Никто». — «Положите мне сейчас на стол «Войну и мир», я завтра миллионным тиражом издам». Ничего нет на поверку, так чего вы ко мне пришли? Что я буду ваши боевые листки издавать, так это не моя функция. Они нужны, но это не мое. Я «Войну и мир» издам, в крайнем случае, «Поднятую целину». Нет ее... Понимаете, надо сделать так, чтобы у них не было возможности тебя упрекнуть. «Содержать, — я им сразу сказал, — на бюджете не буду. Чуть–чуть еще помогу. А дальше пишите. От налогов освободим, еще чего–то там поможем. Пишите». Разговаривать умеем, а писать — нет.

О "кавказцах":
У нас работают многие ваши люди и в ВПК, и в других структурах. Очень хорошо работают. Кавказец для меня — это человек дела, слова. Сказал — сделает. Вот сколько я ни сталкивался, это крепкие, настоящие люди.

О чистоте на улицах:
Если Президент проезжает мимо и обочины не обкошены, а он спокойно смотрит на эту дорогу или объезжает эти ямки (а я езжу много, летаю еще больше, а сверху все видно как на ладони), или если не видит — это катастрофа. Все начинается с головы. Это простая истина. Если я, видя это, не принимаю мер, — никто не будет этим заниматься. И у вас так будет. Если ты не видишь этого, не понимаешь — катастрофа для государства.
Конечно, я помню, лет 13 тому назад я садился за руль автомобиля и без охраны (об этом много писали в России и показывали) ехал по Минску. Заезжал в такие дебри... И после этого так плохо становилось всем начальникам в Минске, что они смирились с тем, что лучше сделать, потому что неизвестно, куда поедет... Лучше уж начинать все подряд переделывать, доводить до ума.


Источник: http://president.gov.by/press77283.html
Категория: Лукашенко, Белоруссия | Добавил: Polyakov (19.10.2009)
Просмотров: 2000 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/4 |
Всего комментариев: 2
1  
Я что-то не пойму: Так признала Белоруссия Абхазию и Осетию, или по-прежнему торгуется с Россией?

2  
Что значит, торгуется? У РБ давно отличные отношения с этими республиками.
И политические и экономические.

Другое дело, что их признание=автоматическому ухудшению отношению с Западом. На Западе на этот счет весьма прозрачно намекали.

А что взамен. "Если что" Россия будет помогать? Сомневаюсь. Помните, как не столь уж давно руководство РФ среди зимы (когда потребление углеводородов особенно велико) без предупреждения вдвое повысило цену на углеводороды? Явно ведь рассчитывали обрушить белорусскую экономику, чем дать возможность нашим "олигархам" (крупным капиталистам) раскупить её по дешёвке.

Так вот относится к единственному союзнику руководство нашей России.
Вот и спрашивается- а почему, собственно, РБ должна ийти на жертвы во имя такого вот "союзничка". С какой стати?


Имя *:
Email:
Код *:


Сайт управляется системой uCoz