Понедельник, 21.08.2017, 00:08Приветствую Вас Гость | RSS
 Пока народ безграмотен,
важнейшим ресурсом
для нас является
  Антикомпрадор.ру /как бы В.И.Ленин/  
» Меню сайта

» Обратите внимание!

Дело ИГПР "ЗОВ"


Политическая экономия
Учебник. 1954 г.


Необходимо знать:

Гибель Джонстауна - преступление ЦРУ (1978 год)


» Неслучайные факты
Во время горьковской ссылки в 1982 году в гости к Андрею Сахарову приехал тогда еще молодой художник Сергей Бочаров.
Он мечтал написать портрет опального ученого и правозащитника. Работал часа четыре. Чтобы скоротать время, разговаривали. Беседу поддерживала и Елена Георгиевна. Конечно, не обошлось без обсуждения слабых сторон советской действительности.
- Сахаров не все видел в черных красках, - признался Бочаров в интервью «Экспресс газете». - Андрей Дмитриевич иногда даже похваливал правительство СССР за некоторые успехи. Теперь уже не помню, за что именно. Но за каждую такую реплику он тут же получал оплеуху по лысине от жены. Пока я писал этюд, Сахарову досталось не меньше семи раз. При этом мировой светило безропотно сносил затрещины, и было видно, что он к ним привык.
Тогда художника осенило: писать надо не Сахарова, а Боннэр, потому что именно она управляет ученым. Бочаров принялся рисовать ее портрет черной краской прямо поверх изображения академика. Боннэр полюбопытствовала, как идут дела у художника, и глянула на холст. А увидев себя, пришла в ярость и кинулась размазывать рукой масляные краски.
- Я сказал Боннэр, что рисовать «пенька», который повторяет мысли злобной жены, да еще терпит побои от нее, я не хочу, - вспоминает Сергей Бочаров. - И Боннэр тут же выгнала меня на улицу.

» Ссылки

» Статистика
Яндекс цитирования Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

Главная » Статьи » Статьи из Интернета » Быстры ли наши танки?

Стенограмма интервью Антона Сурикова КМ-ТВ

Здравствуйте. В прямом эфире интернет-телевидения KM TV передача «Онлайн-конференция» и я, ее ведущий, Василий Ваньков. Одной из самых громких инициатив новой американской администрации стало предложение осуществить радикальное сокращение ядерных стратегических наступательных потенциалов двух сверхдержав, России и США. Понятно, что речь действительно идет о двух ядерных сверхдержавах, на долю которых приходится основная масса существующих в мире боеголовок и носителей ядерных зарядов. Некоторые политологи видят в этом выполнение предвыборного обещания Обамы, который в качестве одной из целей своего президентства заявлял как раз сокращение ядерных потенциалов двух стран и, таким образом, уменьшение угрозы, которую в себе таит ядерное оружие. Однако многие военные эксперты полагают, что речь в данном случае идет все-таки не о попытке перезагрузки отношений, а о хорошо продуманной ловушке, оказавшись в которой, Россия лишится своего ядерного щита, и таким образом под угрозу поставлено само существование нашего государства. Сегодня мы попытаемся разобраться и ответить на вопрос, выгодна России американская инициатива в сфере сокращения наступательных вооружений или нет. И помочь ответить на этот вопрос сегодня попытается директор центра проблем оборонной, информационной и экономической безопасности Антон Викторович Суриков. Здравствуйте, Антон Викторович.

Здравствуйте.

Самый первый, общий вопрос, что стоит за американской инициативой, на ваш взгляд: реальное стремление каким-то образом минимизировать ядерную угрозу для человечества или хорошо просчитанный план действий, который позволит разоружить Россию, что называется, в одностороннем порядке?

На мой взгляд, ни то, ни другое. Тут сочетание некоего комплекса интересов и тенденций, которые существуют в американском правящем истеблишменте, который сложился после прихода к власти Обамы. Надо сказать, что демократическая партия США всегда выступала за соглашение с Советским Союзом, а в дальнейшем с Россией, во-первых, по ограничению и сокращению стратегических наступательных вооружений, а во-вторых, по соглашениям в части ограничения средств противоракетной обороны. Это традиционная линия демократической партии, так сказать, в противовес линии республиканской партии США, которая всегда скептически относилась к инициативам в области контроля и сокращения вооружений. Как мы знаем, при Буше прервался диалог между РФ и США в области сокращения стратегических наступательных вооружений, и это в то время, когда подписанный еще Бушем старшим и Горбачевым договор СНВ-1 в конце этого года прекращает свое действие вместе со всеми мерами контроля, которые там приписаны. Далее, мы знаем, администрация Буша вышла из договора о противоракетной обороне от 1972 года, как бы в противовес Бушу. Ведь Обама себя позиционирует как человека, который делает все прямо противоположное, чем то, что было при Буше в области внешней политики. В противовес этому Обама выступил именно с такой инициативой, как заключить новое соглашение о стратегических наступательных вооружениях, которое бы заменило договор СНВ-1 и которое, скажем так, каким-то образом упорядочило бы процесс, связанный с дальнейшим развитием как американской ядерной триады, так и российской. Плюс к этому, я что хотел добавить, в разного рода американских интеллектуальных центрах, связанных с демократической партией, например, в институте Брукингса, еще в ряде институтов, есть люди, которые действительно считают полезным и продуктивным движение в направлении вообще отказа от ядерного оружия. С моей точки зрения, это в чистом виде утопизм, маниловщина, тем не менее, эти люди...

Поскольку это уже зависит не только от России и США, хотя бы поэтому.

Во-первых, на это никогда не пойдут сами США, американская правящая элита этого никогда не допустит. Во-вторых, это зависит от того, что существуют другие ядерные державы, в частности, и Китай, и Индия, и Пакистан, Израиль, Англия, Франция. Плюс, как мы знаем, реально уже, что тут скрывать, ракетно-ядерными державами являются Северная Корея и Иран. Вопрос стоит о том, что на Ближнем Востоке число ядерных государств будет и дальше увеличиваться, с моей точки зрения, этот процесс каким-то образом сдержать и обратить вспять уже невозможно. Мы приближаемся к эпохе так называемого многополярного ядерного мира, когда число ядерных стран будет и 10, и 20, и больше, поэтому, с моей точки зрения, идея о всеобщем ядерном разоружении - это утопия.

Антон Викторович, давайте чуть более конкретно пройдемся по предложениям американцев. Российская сторона, и это неоднократно озвучивали как действующий президент, так и премьер, не согласна с таким подходом, когда искусственно разделяются две стороны стратегических наступательных вооружений. Это именно сдерживающая сторона и наступательная часть. Как известно, американцы вышли из договора по ПРО, они активно пытаются сейчас развертывать новые районы базирования ПРО в Европе. На этом фоне имеет ли смысл идти на сокращение наступательного потенциала?

Хочу разделить сразу на две части вот этот вопрос. Первое, по поводу работы США в области противоракетной обороны. Да, действительно, США очень активно работают в области противоракетной обороны, и у нас, на уровне пропаганды, больше всего получила известность идея ПРО в Чехии и в Польше. На самом деле, если объективно сказать, это самый безобидный, что ли, элемент работы США в области ПРО. Есть гораздо более опасные для стратегической стабильности направления, о которых почему-то все молчат, меня удивляет, почему. Что я имею ввиду. Противоракетная оборона в Европе, если она вообще будет, это будет, во-первых, через несколько лет, во-вторых, она будет малочисленной по составу, то есть 10 противоракет плюс радар. В-третьих, она лежит далеко в сторону от направления главного ракетного удара потенциального, то есть с территории РФ на Северный Полюс и далее на Северную Америку.

Радар просматривать, говорят эксперты, будет замечательно всю территорию.

Радар просматривает замечательно и сейчас то, что есть, включая космическую составляющую американской системы предупреждения о ракетном нападении и слежения за ракетами в космосе, они и без радара прекрасно просматривают. На самом деле радар принципиально ничего не меняет. А что касается противоракет, которые есть, вернее, которые будут, если они вообще будут, то они не в состоянии сбить российские атакующие ракеты, которые будут лететь в сторону Северной Америки через Северный полюс. Просто по географии и геометрии, если взять глобус, то совершенно из этого очевидно вот такая ситуация складывается. С другой стороны, в США уже есть два позиционных района, которые уже развернуты, и продолжается их доразвертывание, которые совершенно реально могут сбивать уже сегодня и российские, и китайские межконтинентальные баллистические ракеты, которые запускаются либо с территории Китая, либо с территории, скажем так, акватории базирования ядерных средств Тихоокеанского флота по территории США. Что я имею в виду, я имею в виду позиционный район в Аляске и в Калифорнии. Позиционный район в Аляске включает примерно такой же радар, как собираются разворачивать в Чехии, и включает 100 противоракет, которые уже установлены.

Это уже другая цифра, более серьезная.

Во-первых, они лежат на маршруте траектории, они реально могут уже сегодня сбивать, и это 100, это не 10 противоракет, которые не могут сбивать, а это 100, которые могут сбивать, и они уже реально сегодня есть. Плюс противоракетный район в Калифорнии, где тоже есть радар и где тоже есть противоракеты, их количество тоже сейчас доводится до 100.

А морского базирования ракеты, противоракетная оборона?

Я сейчас подойду к этому вопросу. У меня просто возникает вопрос, когда существует вот такая система ПРО, реально существует, о ней никто ничего не говорит, это вы заметьте, вообще никто. А о той системе, которая не существует и которая не известно, будет существовать или нет, но которая, даже если будет существовать и ничем реально нам не угрожает, говорят. Вот у меня такое впечатление, что здесь какая-то то ли дезинформация, то ли отвлечение внимания, но не более того. Теперь о дальнейших планах. Вы правильно сказали, США на что сейчас концентрируют внимание, они это делают на двух проектах. Первый проект - это развить морскую систему ПВО «Иджис», у них есть такая, то есть что это такое, это на корабле крупном ВМС США...

Или на подводной лодке...

На подводной лодке неудобно, а на корабле можно установить мощный радар, можно установить большое количество противоракет, и они уже эти противоракеты с корабля испытывали, они сбивали спутник. Недавно совсем, несколько месяцев назад, под предлогом того, что один американский спутник, отработавший свой срок, сходит с орбиты и угрожает опасностью падения куда-то на жилые районы, они его сбили с корабля. То есть вот это было натурное, реальное испытание. И у них в планах есть сделать несколько таких кораблей, вооружить их противоракетами, вооружить их радарами и базировать эти корабли в акватории Тихого и Атлантического океанов вблизи крупных городов, это защита мегаполисов, фактически. Это очень серьезная система, которая просто несоизмеримо более опасная, чем, например то, что опять говорят про Чехию и Польшу. И, наконец, есть у них второй проект, над которым они тоже активно работают. Что я имею в виду. Я имею в виду химический лазер, который работает на основе зеркала, наводится на цель с зеркалом с адаптивной оптикой, и это устанавливается на самолеты Боинг, которые летают, бравируют на большой высоте и в состоянии при стрельбе снизу-вверх сбивать ракеты на начальной фазе полета, так называемом активном участке. Эта система прямо предназначена, единственный смысл ее - поражение морских ракет, которые запускаются с подводных лодок из акваторий, сравнительно небольших по площади, оптимальнее всего Баренцево море.

То есть у них все компоненты задействованы, не только наземная, но и морская, воздушная. А насчет космической что еще?

Насчет космической, это экзотика, ближайшие лет 20 из этого ничего не будет. А вот лет через 20-30 совершенно реально, опять-таки, создание космической системы ПРО, на которой будет не только информационное обеспечение, информационное обеспечение они уже сейчас дают, а будет система, которая может осуществлять поражение целей, в том числе и с использованием оружия направленной энергии.

То есть это как бы программа СОИ реализована будет, может быть, вполне возможно, будет реализована лет так через 20 еще?

Опять-таки, хочу здесь на чем остановиться. Понимаете ли, вот эти интенсивные работы, в том числе и развертывание ПРО в Аляске и в Калифорнии, ПРО морского базирования на кораблях на основе «Иджиса», лазер воздушного базирования, они интересны в сочетании с ударным потенциалом США. И они интересны с учетом тех процессов деградации, которые проходят в российских стратегических ядерных силах. Понимаете, Россия сейчас в плане обеспечения ядерного сдерживания живет за счет того задела, который еще остался со времен СССР. То есть основная масса ракет и боеголовок, которые стоят на вооружении в России и на море, и на суше,- это ракеты, которые были сделаны в СССР. В ближайшие 7-10 лет их придется снимать с боевого дежурства. Что им идет на смену? Им идут на смену единичные, понимаете, экземпляры.

В массовом порядке тысячами, как прежде, мы уже выпускать не можем?

Даже десятками не можем. То есть, понимаете, снимаем в год мы десятками, а заменяем единицами.

То есть, фактически, разоружение происходит в естественном порядке.

Само собой, это не зависит от американцев вообще никак, с Обамой никак не связано, с Бушем. Это началось не сегодня, это началось в 90-е годы, и происходит скукоживание ракетно-ядерного потенциала РФ, ударной составляющей. Я не говорю здесь о системе предупреждения ракетного нападения, особенно космического базирования. Она не контролирует, так сказать, поверхность земли, особенно морские регионы, она по нескольку часов не контролирует, я не говорю о системе связи боевого управления, которая вообще непонятно как сейчас работает, особенно в части обмена информацией с подводными лодками в условиях войны. Поэтому, понимаете, резкое сокращение потенциала России создает в перспективе такую ситуацию, что США могут приобрести возможность нанести ракетно-ядерный удар первыми по системе боевого управления, по высшему командному звену и по ударным средствам российским. А то единичное, что останется и полетит, худо-бедно, как-то там, будет перехвачено современными средствами, теми средствами, которые они сейчас делают и реально разворачивают. Более того, такая же ситуация существует в отношении Китая. То есть, если бы мы сегодня вывели Россию как бы за скобки и рассмотрели дуэльную ситуацию Америка-Китай, то у США сегодня есть возможность нанести первый ядерный удар по Китаю. И от возможности каких-то ответных единичных, совершенно единичных китайских случайных запусков прикрыться той системой, которую они уже на Аляске и в Калифорнии имеют.

То есть, фактически, ядерное сдерживание США осуществляется сейчас Россией в единоличном порядке.

В глобальном порядке на ракетно-ядерном уровне Россия - это та страна, которая осуществляет сегодня гарантированное ядерное сдерживание США в глобальном масштабе. Эта ситуация, безусловно, в ближайшие 7-10 лет сохранится, но что будет потом?

Чтобы потом было все нормально, сейчас не надо принимать необдуманных скоропалительных решений.

Дело даже не в этом. Понимаете, что будет потом, мы не знаем, ведь проблема не в Обаме и не в договорах, те цифры, которые дает Обама нам, предлагает 1,5 тысячи, а у нас без договора через 10 лет не будет боеголовок, просто не будет, у нас меньше будет.

Еще один вопрос. Как известно, по состоянию на настоящий момент США и так имеют перевес по численности боезарядов, если я не ошибаюсь, в 1,5 тысячи имеют перевес, и также по средствам доставки, там, правда, не столь значительный перевес, но тоже наблюдается. Как вы можете это прокомментировать? Почему нам предлагают сокращаться в условиях, когда и так вес стратегических потенциалов не равновелик?

Понимаете ли, в чем здесь дело. На самом деле, как я еще раз говорю, те естественные процессы деградации, которые у нас происходят, ведут к тому, что нам не надо будет сокращаться, у нас будет и так меньше боеголовок, чем нам предлагают американцы.

Это выгодный сейчас пиар-ход. Они предлагают нам заведомо невыполнимые условия и соответственно делают предложение, от которого очень легко отказаться, но при этом Россия будет иметь имидж игрока, который отказывается разоружаться и т. д.

Смотрите, давайте даже на пальцах посчитаем, скажем, через 10-15 лет из чего будет состоять ракетно-ядерный потенциал России. На суше - это ракеты «Тополь-М» в разных модификациях, либо в шахтах, либо на мобильных установках, либо с одной боеголовкой, либо с тремя, что, кстати, запрещает договор СНВ-1, который еще действие имеет. На море - это ракета «Булава», которую никак не могут сделать нормально.

То есть испытания до сих пор проходят.

Да, так или иначе, их когда-нибудь сделают, но вот это. И, скажем так, авиация с крылатыми ракетами «Х-555», либо какие-то другие, типа этого. Сколько у нас будет на земле ракет? От 100 до 150, больше не будет просто, в этом диапазоне. Сколько будет у нас подводных лодок? Заложено три, кто-то говорит, через 15 лет там будет пять или восемь, опять-таки, умножайте на шестнадцать, это, грубо говоря, в среднем, тоже, где-то под сто.

Ракет, имеется в виду?

Ракет. Боеголовок, понимаете, опять-таки, с учетом зависимости от класса боеголовок, в зависимости от того, насколько там серьезно надо будет комплекс средств преодоления противоракетной обороны туда устанавливать, на флоте реально три, смотреть, боеголовки, на суше от одной до трех, может, больше, но это боеголовки менее мощные будут. То есть под тысячу у вас боеголовок будет на флоте и в ракетных войсках стратегического назначения меньше тысячи. А остальное будет - крылатые ракеты, на тяжелых бомбардировщиках. Но, опять-таки, тяжелые бомбардировщики, типа «ТУ-95» различных модификаций, они же еще бог знает когда при Советском Союзе были сделаны, их тоже, самолетов этих, просто не будет. «ТУ-160» всего несколько штук, их в любом случае меньше 20 будет. То есть у нас не будет больше, чем Обама нам предлагает, не в этом вопрос.

Антон Викторович, у меня вопрос, еще одно такое соображение возникает. Как известно, у американцев значительная часть средств доставки основывается именно на крылатых ракетах, они используют, могут использовать, скажем так, крылатые ракеты в качестве средства доставки. И это является чуть ли не священной коровой американских стратегических вооружений, наступательного потенциала, и данное соглашение, насколько я понимаю, пока идут только какие-то проработки, эксперты начнут совещаться по этой теме только в конце мая, и, тем не менее, пока крылатые ракеты не указаны в числе средств доставки, которые должны ограничиваться. На ваш взгляд, насколько это правильно?

Видите ли, еще с советских времен повелось, такая ситуация, что в договорах о стратегических наступательных вооружениях засчитывались только крылатые ракеты большой дальности воздушного базирования. Затем был подписан договор о ракетах меньшей и средней дальности, там были учтены крылатые ракеты наземного базирования. А что касается крылатых ракет морского базирования, то они не были ни в одном договоре никогда, ни при Советском Союзе, ни при РФ, вообще никогда. Действительно, американцы очень много работают на эту тему, и у них на подходе крылатые ракеты нового поколения, менее заметные и т. д., как в ядерном, так и не в ядерном оснащении они могут быть, количество таких ракет может быть до нескольких тысяч. Я не могу себе представить, что США согласятся их как-то учитывать, как-то ограничивать себя. Понимаете, у Америки...

И в этом тоже есть подвох?

Понимаете ли, это никогда не учитывалось, то есть Советский Союз с этим соглашался. Что касается Советского Союза, то при той огромной численности наземной группировки, морской группировки, которая была у СССР, когда были тысячи боеголовок, многие тысячи, это было не так существенно.

Это было не так актуально, что называется.

Сейчас, конечно, это более существенно. С другой стороны, я бы все-таки не преувеличивал возможности крылатых ракет как орудия первого удара. Потому что они летят со скоростью самолета, грубо говоря. Да, система противовоздушной обороны обнаружения воздушных целей РФ деградировала настолько, что по большинству направлений, конечно, они могут незаметно прилететь и ударить куда угодно. Но с другой стороны, гарантий этого нет у них, понимаете, а если вдруг случайно хотя бы будут обнаружены такие крылатые ракеты, это будет фактически стратегическое предупреждение, может быть, даже за несколько часов до удара.

Они могут использоваться исключительно как удар возмездия?

Нет, они не как удар возмездия, а как второй эшелон. Смотрите, какая тут может быть тактика, например, при помощи баллистических ракет морского и наземного базирования они могут ударить по командным пунктам, по узлам связи и по пусковым установкам ракет в течение 15-40 минут от начала боевых действий этот удар придется. А следующим эшелоном, для верности, что называется, могут подойти крылатые ракеты, а также может подойти, что еще более опасно, тактическая авиация. Например, с территории Польши, Прибалтики, Украины, Грузии, условно говоря, могут прилететь самолеты просто, истребители, посмотреть, что разрушили, и ударить. Либо может сотня крылатых ракет, которая по всем целям, вне зависимости от того, поразили их или не поразили, для верности еще раз ударить. То есть здесь может быть такая задача. Это, конечно, очень усиливает потенциал первого удара, но именно как средство для второго эшелона, а также для того, чтобы поразить те цели, которые не требуют оперативного уничтожения. Таких целей тоже можно себе представить достаточно много.

И последний вопрос. Насколько я вас правильно понял, то даже в том случае, если США откажутся от идеи размещать третий позиционный район в Европе ПРО, то это предложение будет не больше, чем уловка. Потому что это, на ваш взгляд, не принципиальный вопрос, и на самом деле, существующий уровень противоракетной обороны США и так создает достаточную защиту от российского ответного удара?

Понимаете ли, в чем здесь дело. Я еще раз говорю, я считаю само муссирование темы ПРО в Европе пропагандисткой ложной целью.

То есть американцы могут сдать третий позиционный район в обмен на новый договор о сокращениях наступательных вооружений?

Конечно, понимаете, какой смысл третьего позиционного района? Третий позиционный район - это размещение американского стратегического оружия в Восточной Европе, это политический жест, то есть между Германией и Россией, в странах, так сказать, буферных, неких странах, размещается американское стратегическое оружие. Понимаете, одно дело - разместить там какие-то самолеты истребительные или какую-то авиацию или какую-нибудь базу, обычные вооружения, а другое дело - разместить стратегическое оружие в Восточной Европе. В политическом плане это, безусловно, имеет большой смысл, а в стратегическом плане оно вообще никакого смысла не имеет, но так как вокруг этого ведется, на это отвлечено внимание, а реально опасные проекты не замечаются.

В результате Россия может пойти на такой, неравноценный обмен, скажем так, то есть согласиться на сокращение наступательных вооружений в обмен на отказ от третьего позиционного района со стороны США, и это будет действительно удар по нашим интересам.

У меня какие здесь подозрения есть, что, действительно, на что Россия может согласиться? Мы же понимаем, что на самом деле это более широкий размен. Понятно, например, отказ от третьего позиционного района, дальше, отказ от того, чтобы Украина и Грузия входили в НАТО. Хотя и так понятно, что они туда в ближайшем обозримом будущем не пойдут, не войдут по многим причинам, не связанными с США даже, а связанными с позицией населения, например, в самой Украине, где это не пользуется поддержкой, связанными с позицией Германии, которая не хочет создавать...

Но это отдельная тема.

Это отдельная тема, но, тем не менее, это тоже будет увязано. Вот США совершенно спокойно отдадут позиционный район в Европе, совершенно спокойно дадут обязательства в течение какого-то длительного времени заморозить вопрос о членстве Украины и Грузии в НАТО. А в ответ на это могут внести в новое соглашение некие такие технические, едва заметные моменты, которые определенным образом будут сдерживать развитие российских стратегических ядерных сил. Например, о чем я говорю, если взять и просто продлить договор СНВ-1, который еще Горбачев с Бушем подписывали, который уже работает 18 лет. Почему его нельзя продлевать в том виде, в котором он есть по техническим ограничениям? Там, например, записаны все типы ракет, которые есть в Америке и у нас, в частности, там записаны ракеты «Тополь», у нас есть ракета «Тополь-М», это новая ракета, но по формальным признакам ее можно выдать за модернизацию «Тополя», хотя, я еще раз говорю, это другая ракета, но можно выдать. Теперь, о чем идет речь сейчас, что надо взять. Уже сделана еще одна ракета, это, фактически, «Тополь-М», чуть-чуть модернизированная, но на нее устанавливается не одна, а несколько боеголовок. Так вот, по договору СНВ-1 этого делать нельзя, потому что там записано, что у ракеты типа «Тополь» только одна боеголовка, моноблок считается, а с несколькими боеголовками ракету типа «Тополь» делать нельзя.

Это уже запрещенный вид оружия.

А если этого нельзя, то значит, что у нас нельзя развивать в группировке РВСН баллистические ракеты с несколькими боеголовками, то есть можно только «Тополь-М» с одной боеголовкой. Это очень существенное ограничение, особенно в тех условиях, когда у нас по несколько штук этих «Тополей-М» в год делают, с одной боеголовкой или с несколькими, это уже в разы разница. Поэтому, например, на такие условия нельзя соглашаться и там, если покопаться в этих технических ограничениях, которые там есть, вроде незаметных...

Дьявол прячется в деталях, в данном случае это применимо в полной мере.

Да, поэтому, если мы хотим перезагружаться с Обамой, я, правда, не понимаю, зачем это вообще нужно. Хорошо, предположим, мы этого хотим, какие-то договора с ними заключать. Но к этому надо подойти не как к политической компании, что, мол, вы нам отдаете то, что вам не надо, а мы соглашаемся на нечто, что нам связывает руки при том, что у нас и так положение очень плохое, а еще и дополнительно связываем себе руки. Вот этого не следует делать.

То есть вы призываете к обдуманности. Новый договор все равно необходимо подписывать?

Я не считаю, что необходимо, я считаю, что не нужно совершенно.

То есть истекает в декабре СНВ-1, и бог с ним.

И бог с ним. Я считаю, что если Дмитрий Анатольевич и Владимир Владимирович по какой-то причине хотят сделать приятное Обаме, чтобы снизить какой-то градус отношений, можно заключить договор, но, естественно, очень внимательно посмотреть на детали, как жест доброй воли, что называется. Но я не уверен, что у нас внимательно посмотрят на детали, поэтому я бы вообще никаких договоров бы не заключал, а с учетом того, что у нас и так все скукоживается и деградирует, я бы не связывал себе руки дополнительными техническими качественными ограничениями, не количественными, а именно качественными. Поэтому не нужен этот договор, тем более, я еще раз говорю, мы живем в условиях наступающего многополярного ядерного мира. Распространение ядерного оружия по миру сдержать невозможно, то есть все эти разговоры, что Корею мы в чем-то убедим, с Ираном мы как-то договоримся, чтобы они не вооружались, еще чего-то, это все ерунда, это все не сработает. Количество ядерных держав будет увеличиваться, и в том ядерном мире, где будут десятки ядерных держав, совершенно не нужно связывать себя какими-то ограничениями и количественными, и качественными.

Я благодарю вас, Антон Викторович. Я напоминаю, что у нас в студии сегодня был директор центра проблем оборонной, информационной и экономической безопасности Антон Суриков. Мы сегодня общались на тему о возможном новом соглашении о сокращении наступательных вооружений. Я благодарю всех за внимание, до новых встреч в прямом эфире. До свидания.



Источник: http://forum-msk.org/material/fpolitic/886899.html
Категория: Быстры ли наши танки? | Добавил: Polyakov (18.05.2009)
Просмотров: 2995 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 5.0/2 |
Всего комментариев: 3
1  
Понимаете ли, в чем здесь дело, если просто взорвать примерно 10% ядерных боеприпасов России, неважно где, всему живому на Земле, на долгие годы, будет нанесен невосполнимый ущерб. Следовательно, вопрос стоит не о противоракетной обороне США и/или ее союзников, как о средстве предотвращения возможного превентивного, или ответного ракетно-ядерного удара, а о ПОЛНОМ контроле над ядерными арсеналами России и/или других стран «изгоев», что США с успехом и осуществляют.

2  
О Сурикове по материалам сайта Left.ru:

Антон Викторович Суриков – Мансур Натхоев

Из адыгейской семьи с длинной традицией борьбы против российского господства на Кавказе. Предки Сурикова сражались на стороне турок и англичан еще в первой половине 19 века. Большой поклонник Уркарта, одного из первых британских резидентов на Северном Кавказе, вдохновителя и организатора вооруженной борьбы его племен против России и дизайнера адыгейского флага. Мечты адыгейских националистов о независимости традиционно связаны с Англией. Суриков и его отец, крупный инженер-ракетчик, в конце жизни совершивший хадж, яркий пример исторического регресса в архаику этноцентризма, национализма и религиозного фундаментализма в результате гибели социализма и СССР. Оба принадлежали к сливкам советской научно-технической интеллигенции, внесли немалый вклад в обороноспособность СССР. Эти выходцы из малого народа, сохранившего пережитки общинно-родового строя, казалось, были примером интернациональной сущности Советского государства и общества, огромных возможностей, которые они открывали для десятков, если не сотен, этнических групп, никогда не имевших своей государственности, а нередко и письменности.

Мастер информационной провокации. Глубоко вписан в элиту научно-технической ветви ВПК, а также российских и турецких спецслужб. Суриков – адыгейский националист и пантюркист. Его идея – это светский Великий Туран на обломках южной России милостью турецкого Генштаба. Искренне презирает русских и любит «показать язык» – сказать двусмысленность, намекающую на его тайную антироссийскую активность.


3  
В декабре 1995 в Москве был круглый стол: «Черкесия и выдающиеся европейцы». На нем выступал почетный гость Родрик Брейтвейт. Смысл его выступления сводился к тому, что Дэвид Уркарт был выдающийся интеллектуал, демократ, гуманист, и что его образ на века скрепил дружбу Британии с черкесами и всеми кавказцами. Вместе с Брейтвейтом выступал и Антон Суриков. Он говорил, что узнал про Уркарта ребенком, что Уркарт сразу стал и остается его героем, и что, когда Черкесия станет свободной, на самом почетном месте в Анапе и других местах будут памятники Уркарту.

по материалам left.ru


Имя *:
Email:
Код *:


Сайт управляется системой uCoz