Среда, 17.01.2018, 22:54Приветствую Вас Гость | RSS
 Пока народ безграмотен,
важнейшим ресурсом
для нас является
  Антикомпрадор.ру /как бы В.И.Ленин/  
» Меню сайта

» Обратите внимание!

Дело ИГПР "ЗОВ"


Политическая экономия
Учебник. 1954 г.


Необходимо знать:

Гибель Джонстауна - преступление ЦРУ (1978 год)


» Неслучайные факты
Юрий Шевцов:
Три года назад финская газета Helsingin Sanomat сообщала, что в конце 1991 года Ельцын по неофициальным каналам направил предложение Финляндии о возможности возврата ей Карелии. Ельцин готов был продать эти земли за 64 млрд. финских марок (около 10 млрд. евро по нынешнему курсу) — сумму тогдашнего долга СССР перед Финляндией. Газета писала, что по распоряжению Койвисто тогда даже была создана тайная группа экспертов, которая оценивала затраты на возможное возвращение Карелии Финляндии.

» Ссылки

» Статистика
Яндекс цитирования Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

Главная » Статьи » Статьи из Интернета » Лукашенко, Белоруссия

Как сегодня живут наши соседи в Минске

   Если кто-то кое-где…

   В современной Беларуси уровень преступности довольно низкий. К такому выводу мне пришлось прийти, после того как я напросился в обычное ночное дежурство по городу наряда милиции патрульно-постовой службы (ППС) ГУВД Мингорисполкома.
   В наряде были трое – Олег Печеников, Геннадий Липицкий, сидевший за рулем, и хорошо поезженные “Жигули” 7-й модели. О машине, впрочем, надо рассказать особо.

   Места водителя и переднего пассажира, где полагается сидеть старшему наряда, отделены от задних кресел прозрачной перегородкой из оргстекла сверху донизу. Для общения просверлены дырки.

   Собственно, штатных задних кресел здесь и нет. Вместо них – жесткое сиденье из твердого пластика. Ручки открывания дверей и опускания стекол, естественно, отсутствуют. Все это пространство, используемое обычно для перевозки задержанных, на время и превратилось в мой рабочий кабинет.

   – Какие преступления чаще всего случаются в Минске? – спросил я для затравки.
   – Грабежи, разбои, – откликнулся Олег.
   – Часто?
   – Ну, частенько…
   Насколько “частенько”, мне стало ясно чуть позднее, когда Олег в разговоре мимоходом заметил: дескать, нередко по пять дежурств кряду им не приходится выезжать по криминальным вызовам.
 
Забегая вперед, скажу, что и этот раз не стал исключением – за все время дежурства рация, работающая в машине, не выдала ничего, кроме технических переговоров и редких указаний экипажам ППС о передислокациях.

   Впрочем, проезжая по одной из улиц окраины Минска, была замечена группка мужчин, человек пять, явно навеселе. Причем, если бы дело происходило в Москве, я бы поспорил, что дело кончится дракой – уж больно целеустремленно один из них надвигался на другого. Как тут же выяснилось, мог бы поспорить и в Минске.

   К моменту первого удара, наша машина уже проехала место событий, и я ждал, что водитель Геннадий резко затормозит, сдаст назад…
   Вместо этого машина только прибавила ход. Каюсь, подумал на мгновение, что от заезжего журналиста просто решили скрыть эту потасовку. Но тут же, нырнув в какой-то двор и пару раз повернув, мы оказались в аккурат за спинами дерущихся. Одного только появления милиционеров в форме вполне хватило и для прекращения самой драки и для пылкого обещания немедленно идти домой.

   – Пьют славяне, – заметил я, когда мы снова загрузились в патрульную машину.
   – Пьют, – согласился Печеников.
   Тема пьянства, в общем, оказалась довольна близка всем присутствующим, и некоторое время мы ей посвятили. Выяснилось, что в Минске пьют немало, и много преступлений случается именно по “бутылочной” причине. Кстати, стало понятно, что белорусам удалось доработать не только социальную сферу, но и сохранившуюся с советских времен систему вытрезвителей. В частности, милиция в это учреждение никого не доставляет. Ее обязанность, обнаружив пьяного гражданина, – вызвать “скорую помощь”. И уже врачи, оценив состояние “больного”, принимают решение и отвозят его на протрезвление. Причем процедура эта здесь платная, поэтому, если гражданин в состоянии хотя бы назвать себя и сказать, где он живет, то его (только вдумайтесь!) довезут до дома или милиционеры, если им по пути, или врачи. В вытрезвителе, кстати, если уж все-таки он туда угодит, пьяница также не залежится – как только сможет назвать свой адрес – тут же вызовут родственников.

   Пьянство между тем может быть оштрафовано. Если гражданин попадется сильно пьяным один раз – отделается небольшим штрафом, который наложит на него начальник районного отдела внутренних дел. Во второй раз материалы уже направят в суд.

   Тут сумма штрафа вырастает в разы и может стать эквивалентной ста долларам, фактически трети месячной зарплаты среднего минчанина. Весьма действенный способ, по-моему, борьбы с пьянством – за такую брешь в семейном бюджете порядочная жена мужа может и сковородкой пристыдить.

   Кстати, право наложить штраф имеет только начальник отделения, никак не рядовой милиционер. Более того, наложить штраф за появление в пьяном виде он может только один раз – когда гражданин задержан впервые. А еще более того – ни за какие другие нарушения никаких штрафов никто, кроме суда, наложить в Беларуси не может. Таков закон. И он действует – взяточничество и коррупция в органах, как бы правильнее выразиться, находятся в зачаточном состоянии.

   Оставшееся время наряд поработал в качестве спецтранспорта. Вначале мы отвезли участкового с его подопечной – женщиной за пятьдесят – на освидетельствование. Пока ждали результатов, Геннадий Липицкий объяснил мне, что эта женщина, Елена Ивановна, недавно условно-досрочно освобождена.

   Отбывала наказание за убийство, которое совершила в 2000 году. Такие условно-досрочные, их здесь называют “формалисты”, живут первое время в социальном центре под наблюдением местного участкового. Одно из ограничений, которые являются условием такой формы освобождения, – требование быть в любое время дня и ночи трезвым. Елена Ивановна попалась участковому нетрезвая уже второй раз. Это значит, что ее дело будет передано в суд, который вполне может отправить ее обратно в колонию отбывать оставшийся срок.

   Следующим нашим пассажиром стал молодой человек, что называется, “с вещами”. Парень в сопровождении того же самого участкового отправлялся в тюрьму. Он получил полгода ареста за неуплату алиментов. Забавно, что парень почти полтора месяца после приговора каждый день приходил к участковому и просил скорее его посадить – хотел свой день рождения, который у него в начале октября, отметить уже на свободе. Не срослось. Ждали места.

   А в одиннадцать вечера Минск стал готовиться ко сну. В центре города еще веселилась молодежь, но скоро и она потянулась по домам. К часу ночи Минск уже крепко спал.
   

   
   Справка “ВМ”
   Цены на продукты в обычном минском магазине:
   бел. руб. / рос. руб.

   Батон белого хлеба 970–1790 / 11–20
   Сахар 1890 / 21
   Соль 300 / 3
   Говядина 8820 / 99
   Свинина 8670 / 97
   Сало соленое 11870 / 133
   Йогурт 1000–1100 / 11–12
   Бананы 5100 / 57
   Пиво местное 1240 / 13
   Пиво имп. 2800–3000 / 31–33
   P. S. Я не стал указывать ни одной фамилии тех граждан, кто согласился со мной побеседовать, исключая лиц официальных, вполне сознательно. На всякий случай.
   Минск–Москва


«Вечерняя Москва»

Источник: http://lukashenko2008.livejournal.com/45618.html
Категория: Лукашенко, Белоруссия | Добавил: Polyakov (24.05.2008)
Просмотров: 2842 | Рейтинг: 4.0/1 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email:
Код *:


Сайт управляется системой uCoz