Воскресенье, 17.12.2017, 18:39Приветствую Вас Гость | RSS
 Пока народ безграмотен,
важнейшим ресурсом
для нас является
  Антикомпрадор.ру /как бы В.И.Ленин/  
» Меню сайта

» Обратите внимание!

Дело ИГПР "ЗОВ"


Политическая экономия
Учебник. 1954 г.


Необходимо знать:

Гибель Джонстауна - преступление ЦРУ (1978 год)


» Неслучайные факты
Интервью с немецким историком Вольфрамом Ветте (Wolfram Wette):
Был ли осужден немецким судом хотя бы один офицер вермахта за преступления, совершенные на восточном фронте?
Да, один единственный, и это, кстати, случилось в прошлом году. Речь идет о лейтенанте по имени Йозеф Шойнграбер (Josef Scheungraber). Однако он убивал людей не в Советском Союзе, а в Италии. Мюнхенский суд приговорил его к пожизненному заключению, а этому человеку сейчас больше 90 лет. Других попыток со стороны судебной системы разобраться со всеми совершенными преступлениями не было.

» Ссылки

» Статистика
Яндекс цитирования Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

Главная » Статьи » Статьи из Интернета » Политические репрессии в РФ

Нацболы Роман Попков, Алексей Макаров, Назир Магомедов...

Первым выступил Роман Попков:

"Уважаемый суд, вступая в 1999 году в Национал-большевистскую партию, я знал, что борьба за справедливость в нашей стране не будет легкой. Нынешнее государство болезненно самолюбиво, жестоко и мстительно, не хочет и не умеет относиться к своим оппонентам цивилизованно. Мало того, что власть презирает народ и плюет в его интересы, она еще и фанатично ненавидит тех, кто пытается оградить народ от обид и унижений. Когда мы защищали русских ветеранов войны в Прибалтике, российские сфабриковали против нас первые уголовные дела. Когда мы отстаивали право на льготы для несчастных ограбленных стариков в России, нашисты запасались арматурой, чтобы ломать нам кости. Когда мы проводили акции в защиту увольняемых рабочих на замерзающих автозаводах, нас расстреливали резиновыми пулями в двери нашего штаба.

Всего этого показалось мало. Нас решили запретить, аннулировать, стереть само имя нашей партии в памяти народа. В поисках справедливости мы пришли в суд, и у двери суда обнаглевшая от безнаказанности толпа наемников попыталась втоптать нас в асфальт. Впервые преступники получили адекватный отпор, наиболее активные из них были задержаны. Однако наши надежды на то, что злоумышленники понесут заслуженное наказание, не оправдались. Стараниями УСБ по городу Москве, центра "Т", ГСУ при ГУВД и иных силовых структур события приняли парадоксальный для нормального восприятия оборот.

Наблюдая в течение почти двух лет за действиями ГСУ и Прокуратуры, я лишний раз убедился, что идейные вдохновители и кукловоды этого процесса нас боятся и ненавидят. И какой страх нужно испытывать перед нами, чтобы любыми способами, несмотря ни на что продолжать удерживать нас за решеткой. Как нужно нас ненавидеть, чтобы с маниакальным упорством, растоптав логику, факты, здравый смысл, по-прежнему громоздить баррикаду лжи, выдавать белое за черное, черное за белое, крышевать настоящих преступников и отморозков. Этот процесс неправильный, Ваша честь.

Мы не питаем особых иллюзий по поводу его исхода, в нашей стране губернаторы и генералы могут безнаказанно давить людей своими лимузинами, в нашей стране вчерашние бандиты запросто становятся президентами национальных республик и нанимают себе в личную гвардию таких же бандитов – Северный Кавказ тому пример, в нашей стране газпромовская олигархия купается в роскоши, в то время как большая часть народа живет в средневековой нищете, ну а удел несогласных в сегодняшней России – это тюрьмы, зоны, ОМОНовские дубинки. Россию вновь стремятся превратить в страну рабов, в страну господ. Мы поставили своей целью демонтировать это неправедный и несправедливый строй. Поэтому мы здесь. Наше нахождение на воле неприемлемо для сильных мира сего. Мы не боимся тюрьмы, мы готовы ко всему. Наша совесть чиста. За те годы, которые мы провели на свободе, мы многого успели добиться. Мы знаем, что если русские ветераны сегодня в Риге не сидят в камерах, если наши несчастные старики имеют льготы по-прежнему, - в этом есть и наша заслуга. Если рабочие на ГАЗе имеют работу – в этом тоже есть наша заслуга. Нам есть, что предъявить великому суду Истории. А что люди в голубых мундирах предъявят этому великому суду в свое оправдание – это большая загадка, но это их проблемы.

Ваша честь, Вам выпал все же уникальный шанс спасти остатки престижа этого государства, которое уже презирает весь мир, за то, что оно жестоко относится к собственному народу. У вас есть шанс плюнуть на телефонное право, на стойкие убеждения народа в неправедности судебной системы и вынести честное и справедливое решение. Мы советуем вам уникальным шансом воспользоваться и оправдать нас."



Алексей Макаров:

"Уважаемый суд! Во-первых, я хочу сказать, что поскольку я и мои товарищи находимся под стражей по политическим мотивам, то, что мне уважаемый прокурор запросил наименьший срок – это уже является несправедливостью, поскольку я ненавижу эту власть ничуть не меньше, чем мои товарищи. Поэтому прошу в приговоре эту несправедливость исправить. Я оказался под стражей вовсе не потому, что якобы совершал хулиган ские действия 13 апреля 2006 года около Таганского суда, а поскольку я был одним из самых видных активистов Национал-большевистской партии, поскольку принимал участие во многих политических акциях партии: в акции в Никулинском суде 20 декабря 2005 года, в акции в заводоуправлении ГАЗа 25 января 2006 года, в акции в Савеловском военкомате 6 февраля 2006 года, в акции приемной Сергея Иванова 21 февраля 2006 года, в акции в отделении Сбербанка 17 марта 2006 года, в акции здания Администрации Смоленской области 1 мая 2006 года, в акции на Всемирном газетном конгрессе 5 июня 2006 года. Неоднократно после этих акций мне угрожали тюремным заключением сотрудники ФСБ, после акции на Всемирном газетном конгрессе небезызвестный Андрей "Чечен" сказал мне прямым текстом, что скоро меня посадит.

Я ненавижу режим Путина и его преемника Медведева. Ненавижу по многим причинам. Говорить о них будет долго и сейчас не имеет смысла. Главная причина – эти люди издеваются над моей Родиной. В борьбе с властью этих людей я отдавал все силы до того, как оказался под стражей, с еще большей силой и еще большей верой в нашу правоту я продолжу ее после освобождения, когда бы оно не наступило. Я могу только гордиться тем, что в государстве Российская Федерация я нахожусь под стражей за мои политические убеждения, поскольку в этом государстве это удел смелого, достойного человека, неравнодушного к судьбе своей страны. В заключение скажу, что у меня и моих товарищей есть честь. У меня и моих товарищей есть вера. Чести нет у офицеров ФСБ, сфабриковавших это уголовное дело. Чести нет у так называемых потерпевших и свидетелей, у которых не хватило мужества явиться на судебное заседание. У национал-большевиков можно отнять свободу, отнять жизнь, но наша честь останется нашей. Нас не остановят никакие испытания, ибо нет ничего крепче, наша победа близка. Да, Смерть!"



Назир Магомедов:

"Друзья, Ваша честь! Вот уже почти два года, как нас сначала обвиняли, потом судили, теперь хотят приговорить. Уже почти два года, как прокурор тщетно пыталась убедить, что обвиняет нас в исключительно уголовном преступлении. Можем ли мы с этим согласиться? Безусловно, нет, ибо предметом рассмотрения здесь, на суде, являлась, прежде всего, наша политическая деятельность. Смотрим, что интересовало их - это, прежде всего, наши идеи, наша цель, за что партию запретили, ну и так далее. Даже когда рассматривался вопрос об изменении меры пресечения, единственным аргументом со стороны обвинения были административные задержания на митингах, пикетах, распространении листовок, политических конференциях, политических акциях. Исключительно политическую составляющую доказывает и то, как закончилось судебное разбирательство. Известно, что на политических выборах чтобы победить вбрасывают фальшивые бюллетени. На прениях сторон обвинение нагло вбросило фальшивые доказательства, о чем я уже говорил. И все прошло удачно. В принципе, ничего не произошло: судья молчит, прокурор спокойно продолжает ходить на заседания и прения и не краснеет. Буду предельно откровенен - настоящий офицер после такого разоблачения застрелился бы.

Верю ли я, что суд будет в своем решении независимым и справедливым? Безусловно, нет, ибо если бы суд был действительно независимым, то я и мои друзья давно находились бы на свободе, а уголовное дело за отсутствием состава предступления было бы прекращено. Тем более, что факты об отсутствии состава предступления были известны еще на третьем-четвертом заседании. Не может суд быть и справедливым, поскольку политические процессы справедливыми не бывают. На то они и политические, тем более в нашей стране.

Однако, я считаю, что у суда есть возможность, шанс, показать свою независимость, что судья не является простым исполнителем злой воли прокурора. Проще говоря, судья Иванова, история приглашает вас на свидание! Я советую вам прийти, так как история не любит, когда ей отказывают, тем более - не прощает."



Владимир Титов:

"Уважаемый суд, уважаемые участники процесса, дорогие товарищи. Настоящее уголовное дело, по которому мы все проходим в качестве подсудимых, является сфабрикованным – я заявляю это со всей ответственностью и официально. Тот документ, который называют обвинительным заключением, по сути своей не является результатом расследования, то есть тщательного и беспристрастного анализа всех фактов, всех свидетельств и доказательств, но является продуктом фабрикации. Круг виновных, а также сама их виновность – все это было предопределено изначально.

Я могу сказать с точностью до даты – 19 апреля 2006 года, когда данное дело было взято из Таганского отдела внутренних дел и попало в распоряжение ГСУ. Виновность определялась в зависимости от партийной принадлежности. И после 19 апреля оставалось только подогнать факты под обвинение, что и было сделано: имеющиеся в распоряжении следствия факты, свидетельства, объективные данные были тщательно отсортированы. Те, которые недвусмысленно указывали на нашу полнейшую невиновность в хулиганстве – а таковых фактов было большинство - были отброшены и проигнорированы, те же, которые можно было при большом старании и воображении истолковать как подтверждение нашей "злодейской сущности" были тщательно подобраны один к одному и скомпилированы в такую страшную, хотя и бредоподобную историю... причина фабрикации данного уголовного дела в нашей активной общественно-политической деятельности.

Да, национал-большевики находятся в оппозиции к действующей власти, у нас множество претензий к проводимому ныне курсу. Мы, например, считаем неприемлемым ситуацию, когда в одной из богатейших стран мира, недавно вышедшей на второе место по числу долларовых миллиардеров, имеющей золотовалютный резерв, достигающей 500 млрд долларов и почти 4 триллиона рублей в так называемом стабилизационном фонде, миллионы граждан, если не десятки миллионов живут за чертой бедности, а уж десятки миллионов имеют доход которого едва хватает на оплату ЖКХ, на транспорт и товары первой необходимости, то есть десятки миллионов граждан богатейшей страны не столько живут, сколько существуют...

Нас также не устраивает беспринципная внешняя политика РФ, которую некоторые легкомысленные граждане почему-то считают державной...

...Мы прямо говорим правительству: "Господа чиновники-олигархи! Не надо считать российский народ стадом недоумков, который нужно держать на коротком поводке и периодически пороть хлыстиком. Ни в коем случае свобода не является антитезой ни внутреннему порядку, ни национальной безопасности. Не все стабильные и богатые страны мира свободны, но доподлинно известно, что все свободные демократические государства находятся в полном порядке и процветании. Поэтому дайте российскому народу реальную политическую и гражданскую свободу, свободу общественно-политических союзов, свободу политических демонстраций, свободу прессы, свободу выбора руководителей на всех уровнях и свободу контроля за проведением выборов – и тогда не к 2020, 2030, 2050 году, а ближайшие 3-5 лет Россия реально станет самой привлекательной для жизни страной...

...Мы как организация всегда были готовы к цивилизованной политической дискуссии, но почему-то ее всегда не хотели наши оппоненты, обличенные чинами и должностями... Национал-большевиков выталкивали из легального политического поля и всячески препятствовали их законной политической деятельности, устраивали провокации силами наемного быдла, калечили и убивали. Ну и еще один способ борьбы с так называемой "экстремистской угрозой" - это фабрикация уголовных дел... Что ж, это заведомо неправедная затея была изначально обречена на провал...

Но дело в том, что данное дело не является чисто уголовным, оно является грязно политическим. И, таким образом, господа следователи невольно изобличили то, что они исполняют политический заказ. Но когда началось судебное следствие, то начался и крах этой порочной картины обвинения. Все участники процесса наблюдали, как так называемые потерпевшие и так называемые свидетели обвинения, принадлежащие к участникам бандитской группы, атаковавшей нас, путались в собственном вранье и вранье друг друга...

...Ни одно из приведенных в суде доказательств не подтвердило ни прямо, ни косвенно наличия у нас умысла для совершения хулиганства, мотивов, того, что якобы имел место сговор. Напротив, множество свидетельств и объективных фактов указывают на то, что именно лицами, проходящими в деле как потерпевшие, было совершенно хулиганство… …Наши действия были исключительно в рамках закона, квалифицируются статьей 37 УК РФ как "необходимая самооборона", следовательно в наших действиях полностью отсутствует состав преступления, и мои товарищи и я должны быть полностью оправданы и освобождены из-под стражи…

…Я и мои товарищи лишены свободы совершенно безосновательно, и вдвойне необоснованным и незаконным будет приговор, который назначит на наказание за преступление, которое мы не совершали…

Если 7 совершенно невиновных останутся за решеткой еще на некоторое время после приговора, российское государство и общество ничего не выиграет. Выиграют как раз те враждебные России темные силы, которые вербуют мелкую шпану в банды для совершения политических провокаций, организуют террористические акты против русских патриотов и не остановятся ни перед чем, чтобы под лозунгами защиты государственности, а а самом деле во имя защиты своих шкурных интересов развязать в стране уже полномасштабную гражданскую войну. И обвинительный приговор по данному уголовному делу – если он будет обвинительным – станет их победой, увы, очередной и в данном случае не последней.

Ваша честь, я не прошу ни жалости, ни снисхождения, потому что я не считаю ни себя ни своих товарищей преступниками – я прошу лишь о справедливости. Прошу уважаемый суд вынести по данному уголовному делу единственно возможный оправдательный приговор и освободить из-под стражей всех подсудимых по настоящему уголовному делу."



Сергей Медведев:

"За почти 2 года, которые идет данный процесс, я думаю ни у кого не осталось сомнений в том, что он носит заказной политический характер, что видно из материалов уголовного дела, это видно и на записи, достаточно послушать свидетелей, которые здесь выступали. Нас преследуют за наши политические убеждения, дело явно заказное.

Также не было никаких оснований содержать нас все это время под стражей, потому что практически все имели вид на жительство в городе Москве, если бы даже была аналогичная ситуация и дело не связано с политикой, то все бы находились под подпиской о невыезде и закончилось бы тем, что получили условные сроки.

Также хотелось бы сказать по поводу сроков, которые запросила прокуратура. Со мной ни один десяток человек за это время в камере находились, все получали такие срока, которые запросили нам, за преступления намного тяжелее – за разбои, за попытку убийства - 4-5 лет получали. У нас всего лишь за хулиганство, с учетом того, что мы ранее не судимые, со всеми нашими положительными характеристиками. Естественно, я виновным себя не признаю, защищал я своих товарищей, и себя и если еще раз сложится такая же ситуация, как 13 апреля 2006 года, я поступлю точно также."



Дмитрий Елизаров:

"Моими товарищами все уже было высказано в настолько полном объеме, что добавить мне нечего."


Елена Боровская:

"...Господа, вы сами отворачиваетесь от народа, который в вашем понимании лишь досадное приложение к газовым и нефтяным трубам, и чье имя вы вспоминаете всуе только лишь тогда, когда этого требует задача паблик рилейшнс. Вы сами выбираете вместо слов дубинки, биты, тюрьмы. Вы творите ложь и несправедливость и проливаете кровь. Это приведет лишь к преумножению ваших оппонентов, это приведет к тому, что однажды ваше чувство безнаказанности вас подведет... Однажды вы получите реальную, конкретную революционную ситуацию, когда умножаемое вами насилие и несправедливость достигнет критической массы. И вас не спасет никакая ликующая гопота...

И если кто-то полагает, что нас можно запугать, нейтрализовать, уничтожить с помощью орды гопников, бейсбольных бит, провокаторского камня или тюрьмы, тот логически ошибается, выдавая желаемое за действительное. Из тюрем мы рано или поздно вернемся еще более убежденными и закаленными...

...Я прошу уважаемый суд принять такое решение, которое бы не стало очередным методом угрозы несогласным: заткнись, дай себя убить или сядешь в тюрьму. Которое бы не стало сигналом погромщикам: продолжайте, ребята, дальше, все в порядке. Самое страшное, что может быть создан судебный прецедент одобрения действий погромщиков. В первую очередь, это будет страшно для общества и его устоев."



Напомним, прокурор запросил Алексей Макарову 3 года, Елене Боровской и Дмитрию Елизарову 3, 5 года, Назиру Магомедову, Владимиру Титову, Роману Попкову 4 года и Сергей Медведеву – 5 лет общего режима.


Источник: http://agranovsky.livejournal.com/173744.html
Категория: Политические репрессии в РФ | Добавил: Polyakov (17.03.2008)
Просмотров: 2510 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email:
Код *:


Сайт управляется системой uCoz